epoxyde: (Shegorath)
Каким-то образом мы оказались в Анапе. В самый разгар сезона. Надо было, конечно, ехать на своей машине, но пока дорога в сторону российского черноморского побережья вообще никак не знакома, но по ходу движения сюда на автобусе кое-что узнать удалось. Во-перввых, много платной дороги, которые, тем не менее весьма доступны и допускают скоростной режим 110. Ну, в целом, доехать до югов вполне реально на своем тарантасе.
Анапа почти во всех отношениях ужасна. Если бы я мог выбирать уже в этом году, то никогда бы Анапу не выбрал. Здесь тесно от туристов, прибывших греть кости на пляжах. Все бы хорошо, но большая часть представляет собой бесформенные тела, покрытые мощным слоем жира. Видимо, он призван поддерживать тело на воде, повышая плавучесть. Такой моржеобразный внешний вид.
В Анапе отсутствуют ПДД. Ну, как... они есть, но где-то, в другой Анапе. В настоящей же Анапе водители никогда о ПДД не слышали. Тут каждый ездит так, как хочет. Впрочем, пешеходы стоят водителей и сами бродят по дорогам, как пьяные медведи. Стоит много раз посмотреть по сторонам прежде, чем перейти даже самую узкую улицу.
Кстати, освещение вечером есть только на центральных улицах. Чуть в сторону - и уже никаких ламп, фонарей и прочей подсветки. Так что выбыраться с темных улиц придется либо интуитивно, либо при помощи навигатора. Уличная навигация скудна.
Анапа набита мелкими магазинчиками и лавками, а передвижных ларьков не пересчитать. Нормальных крупных магазинов вроде наших "Макси" или "Аллея" нет. Есть "Магнит", но это очень небольшие магазины. А еще тут жутко дорогие молочные продукты. Например, литр молока 2,5% жирности стоит от 39 до 45 рублей. В сравнении с нашими 30 рублями максимум это ОЧЕНЬ дорого. Здесь вообще все значительно дороже. Дешевые только овощи и местные фрукты.
А еще в Анапе запредельная концентрация иномарок премиум-сегмента. Их не просто много, их ОЧЕНЬ много. На что живут и на какие деньги покупают местные жители эти автомобили, мне не ясно.
В целом, никак. Я бы больше не поехал и никому не советовал.
epoxyde: (long shadow)
Если мы вспомним, что вендская фауна – это, прежде всего, оригинальный план строения, то в отношении к вопросу о происхождении членистоногих возникает интересное предположение.
Вендобионты – это животные (несомненно), уже многоклеточные и при этом достаточно высокоорганизованные. Достаточно сказать, что разнообразие жизненных форм в этой фауне было достаточно велико. Кроме того, эта фауна отнюдь не была тупиковой ветвью и на излете своего существования уже искала какие-то новые принципы организации. Трибрахидиум, если он является родственным другим классическим вендобионтам, например, показывает, в каком направлении могли пойти эти организмы дальше. В настоящее время наиболее близкими в плане внешнего строения к трибрахидию стоят морские звезды или же кишечнополостные. Из наиболее ярких представителей можно упомянуть чарнию, которая, вероятнее всего, была аналогом современных морских перьев и анемонов (только без щупалец).

Если ранние вендобионты – это классическая застежка-молния (симметрия скользящего отражения), то уже к концу венда появляются такие интересные формы, как, например, вот эта дикинсония из позднего венда:



Или вот эта вендия соколова также из позднего венда:



Ранние формы, например, имеют более простое строение, а основной тренд определился почти сразу – некий аналог цефализации. Неизвестно, была ли это полноценная цефализация, затрагивавшая и органы чувств в том числе, или же это просто закономерность у билатерально симметричных животных. С другой стороны, трибрахидии и вообще трилобозои пошли в другом направлении и никакой цефализации (по крайней мере, горизонтальной) у них не получилось. Зато получился другой, не менее интересный план строения. Типичный трибрахидий такой:



Еще одним ярким представителем вендской фауны стала сприггина. Она в свое время подняла шум по поводу возможности происхождения членистоногих в венде от ей подобных. Ну, типичная сприггина выглядит так:



А типичный трилобит – так:





А есть еще другие разные раннекембрийские явственно сегментированные организмы. Тут достаточно вспомнить аномалокариса, опабинию, мареллу и прочих.
Кажется, все просто. Сприггина и ее родственные организмы к самому концу венда выработали комплекс адаптаций, которые стали возможны благодаря перестройке экосистем, увеличению содержания кислорода (второе кислородное событие, скажем так) и, соответственно, массовому поступлению в воду окисленных минеральных соединений. Это позволило продуцировать скелет, а дальше – уже знакомая история, которая началась т. н. кембрийским взрывом или, иначе, кембрийской скелетной революцией.
На практике все сложнее. Вендобионты все без исключения, как уже выше было сказано, имели особый тип симметрии – скользящего отражения. В этом случае сегменты не строго противопоставлены друг другу на обеих сторонах тела, а смещены с шагом в половину своей ширины. И так у всех. Нет ни одного исключения А вот у трилобитов и других сегментированных, начиная с самого раннего кембрия, уже нормальная симметрия без смещения. Эта неувязка не позволяет однозначно вывести членистоногих из вендобионтов.
Вот чуть ранее о генетическом аспекте вендской фауны я уже чуть-чуть говорил. Как раз в приложении к общей организации. Теперь, если немного расширить эту гипотезу, то представляется интересный сценарий.
Допустим, ближе к концу венда все потенциальные возможности, которые могли существовать, учитывая набор генов, вендобионты реализовали. В общем, ничего более качественного и не могло бы получиться. НОХ-гены управляют онтогенезом очень жестко, не давая организму оказаться устроенным иначе, чем его предки. А вендские организмы имели достаточно простую цепь НОХ-генов, которые, включаясь попеременно, запускали образование очередного сегмента тела
Могу предположить, что начавшаяся, так сказать, цефализация стоила вендобионтам значительных эволюционных усилий, но оказалась выгодной. Поэтому можно также предполагать, что и органы чувств начали смещаться в переднюю часть тела, либо тут начинал организовываться более крупный нервный узел (сложно представить себе многоклеточный организм, который может плавать, но не имеет нервной системы, а ергия плавала, например).
Допустим, два НОХ-гена, управлявшие образованием правых и левых сегментов соответственно, располагались в непосредственной близости друг от друга и имели, что логично, один механизм запуска – с помощью белков-морфогенов, как это есть и сейчас. В результате определенной мутации эта пара НОХ-генов стала активироваться одновременно и, соответственно, два сегмента стали закладываться одновременно. Вот и случается качественный скачок, отделяющий вендобионтов от настоящих билатерально симметричных животных.
Какие выгоды это дает? Сложно судить. Возможно, такая перемена произошла вовсе не с самыми крупными представителями эдиакарской фауны. Возможно, это дало новым видам иной способ передвижения и другую, более эффективную организацию нервной системы. Теперь можно было организовать полноценный головной отдел с парой органов чувств, а не в одним набором, как следовало бы в случае с попеременной закладкой. Вероятно, также появилась возможность избежать единообразия метамеров и перейти к новому, аллометрическому типу роста.
В целом, по ряду причин, новая организация оказалась эффективнее прежней и новые мелкие вендобионты постепенно закрепили это приобретение и развили его. От парного сегмента тела до конечности – один шаг, и в самом конце венда на сцене появляются мелкие членистоногие, которые уже в следующем периоде станут господствующей формой беспозвоночных в морях кембрия.

P. S. Все выше изложенное не претендует на научную истину или даже научную гипотезу. Это описание вероятного механизма, вполне очевидного и реализуемого. Было ли так на самом деле или же эдиакарская фауна никак с кембрийской не связана напрямую, мы, полагаю, точно не узнаем никогда или, по меньшей мере, в ближайшее время.
epoxyde: (long shadow)
Каждый шоссейник должен уметь мотать руль. Как необходимый минимум. У меня сегодня была задача перетянуть тросы переключателей и заодно сменить обмотку на руле. День выдался, соответственно, удачный. Все сделано.



Вскрытие покажет, что прокладка тросов внутри таких манеток осуществляется большей частью на ощупь:



Изолента нужна всегда и везде. Синяя будет держать крепче, но черная в этом случае подходит больше:



Ультегра подключена:



В этот раз обмотал руль мягкой лентой и под нее подложил отрезки старой. Получилось мягко и достаточно ухватисто.
epoxyde: (long shadow)
В этом году, в сравнении с прошлым, уже достаточно серьезные тренировки вот такого масштаба. Первая – 50 км, вторая – 60 км. Вместе с домашними они делают чудеса.





P.S. Strava не дает вставлять в ЖЖ полноценную карту с приложениями. Может, кто научит?
epoxyde: (Shegorath)

Большинство случаев наблюдения НЛО - это, конечно же, фальсификации, ошибки, недоразумения. Говорят, что 99% случаев наблюдения можно объяснить в пределах нормы. А 1% никаким нормальным объяснениям не поддается. И именно вокруг этого процента строятся догадки, гипотезы, зачастую бредовые. Замечу, что пик наблюдений НЛО приходится на 50-60 годы 20 века. К нашему времени волна наблюдений сошла на нет. Теперь уфологи (нормальные, те, которые исследуют, а не строят гипотезы) говорят, что даже одного процента необъясняемых случаев наблюдения.

Давайте на момент допустим, что в одном проценте случаев наблюдатели действительно видели не шары-зонды, не атмосферное явление или просто самолет или мираж. Что-то действительно летало там, в небе. И это, допустим, не запуск ракеты, который видно издалека. Что-то материальное, металлическое, крашеное или нет летает над наблюдателями году этак в 1952. Допустим.

Так почему бы не предположить, что в это время (в начале 1950-х) конструкторы США, СССР и некоторых других стран получили в свои руки некие технологии и совершили несколько открытий. Они позволили построить экспериментальные летательные аппараты, обладавшие весьма впечатляющими для того времени летными характеристиками. Именно для того времени. НЛО были быстрее реактивных самолетов начала эпохи турбореактивных двигателей. Тогда к скорости звука еще только подбирались. А у нескольких конструкторских коллективов появилась возможность экспериментировать с некими технологиями, которые позволили преодолеть звуковой барьер. Большего-то и не требовалось. Маневренность и другие возможности тоже были результатами отработки новых технологий. Какие это технологии? Ну, не знаю, я не инженер. Возможно - форсаж для турбореактивных двигателей, отклоняемый вектор тяги или еще что-то подобное. А еще представилась возможности экспериментировать с новыми материалами (титаном, какими-то композитами и т. п.)

Эксперименты ограничились созданием нескольких опытных образцов в силу каких-то нормальных причин. Среди них несовершенство использованных технологий, ограниченные возможности материалов, нетехнологичность аппаратов, заоблачная цена, невозможность серийного производства и многие другие причины. Постепенно попытки вывести используемые технологии из разряда экспериментальных сошли на нет.

Кстати, возможно, что технологии-то, как раз пригодились. И их мы сейчас можем встретить где угодно. Самолеты же стали летать быстрее звука, зависать на месте, А кто знает, куда еще проникли или могли проникнуть технологии, которые были апробированы, возможно, в середине двадцатого века в том, что теперь называют НЛО.

epoxyde: (Shegorath)
Считается, что первые океаны Земли были богаты железом и потому цвет воды был не голубоватым, как сейчас, а зеленоватым, оливковым, если быть точнее. То есть, из проходящего света отсеивалась почти вся красная составляющая. В этих условиях первые фотосинтетики должны были иметь не обыкновенные сейчас хлорофиллы с максимумами поглощения в красной и сине-фиолетовой частях спектра (да, да, наземные растения любят красный свет и синий), а с максимумами в зеленой области. Хотя, нельзя исключать и вариант наличия хлорофиллов с максимумами поглощения в дальней красной области, как сегодня у единственного вида цианобактерий присутствует экзотический хлорофилл d, который хорошо поглощает красные лучи, а водоросли единственного вида с таким хлорофиллом обитают на больших глубинах.
Мысль о том, какие-то бактерии могли бы заниматься фотосинтезом в таких условиях сама по себе хороша, но на сегодня неизвестны бактериохлорофиллы с максимумами поглощения в области зеленого (500 - 565 нм). У всех бактериохлорофиллов максимумы находятся в более длинных лучах (670 - 1040 нм). То есть, с момента выхода на сушу растения радикально изменили свои пигменты. А, вероятно, сделали это раньше, как только одна из групп прокариот насытила воды океанов и атмосферу кислородом.
Честь эта, по всей видимости, принадлежит сине-зеленым водорослям (цианобактериям). Именно они входят в состав строматолитов - первых, опять же, по всей видимости, сложно устроенных сообществ на планете, которые привели Землю к кислородной катастрофе и вывернули на изнанку всю экосистему. Вот как раз их светочувствительные пигменты фикобилины имеют максимумы поглощения в зеленой части спектра (560 - 570 нм).
Кстати, о том, почему насыщенные железом воды имеют зеленый цвет. Пока в атмосфере нет кислорода (он, как мы теперь знаем, появится гораздо позже), ионы Fe2+ (ионы железа в степени окисления 2+ или двухвалентное железо) не могут быть ничем окислены до ионов Fe3+, а соединения Fe2+ имеют характерный зеленоватый цвет.  А железа в водах океанов было много. Это потом оно будет окислено и превратится в залежи железной руды.
epoxyde: (Shegorath)


Вообще, прямой холодильник типа «Либих» - это первое, что следует научиться собирать и устанавливать любому перегонщику.
epoxyde: (Shegorath)
А помните, когда мы были маленькими...
МЫ ЖРАЛИ СГУЩЕНКУ ЛОЖКАМИ!
И самое-самое, это когда сгущенка холодная и густая, а чай горячий. И, да...
МЫ ЖРАЛИ ЕЕ ЛОЖКАМИ!
epoxyde: (Shegorath)
Ну, наконец, я сподвиг сам себя на почти героическое действие - написать пост о палеопочвах и о процессах, которые с ними связаны, которые их формировали. Тема, надо сказать, куда более сложная, чем многие другие в разделе истории Земли. Нельзя просто рассказать о почвах в контексте теории эволюции. Иначе получится чистое почвоведение. Мне же интересно приложение этой науки к истории жизни на Земле, показать, что и как изменялось, оставляя свой след в процессах почвообразования. Прежде всего потому, что само понятие почвы всегда неразрывно связано с живыми организмами. Растения и животные - главные почвообразователи. Только при развитой флоре и фауне возможны вообще какие-то процессы образования почв. Причем эти флоры и фауны должны быть наземными, то есть сухопутными. В морях и океанах почва не образуется. В реках - тем более. Там и механизмы накопления осадков совсем другие.
А как вообще образуется почва? В целом, нет ничего особенно сложного для понимания в этом процессе. Твердые горные породы разрушаются внешними воздействиями (температуры, осадки, ветры), измельчаются, на измельченных породах поселяются растения, которые корнями эту породу скрепляют и структурируют, задерживают на месте. Среди растений поселяются мелкие животные (насекомые, черви, мелкие млекопитающие). Вся эта биомасса, отмирая, приносит в почву огромное количество органических веществ, которые накапливаются, повышая общую плодородность. Отмершие остатки растений, разлагаясь не полностью, дополняют структуру почвы, повышают ее пористость, облегчая аэрацию. Мелкоразмерная фауна тоже почву рыхлит, копает, питается в ней, оставляет продукты жизнедеятельности и там же отмирает, снова делая вклад органических веществ. Кроме всего прочего, многие растения накапливают азот, в почве обитают азотфиксирующие бактерии, да вообще, микрофлора почв по своему разнообразию едва ли может быть описана. А еще в почве обитают и растут грибы, простейшие, вроде амебы, всякие коловратки, тихоходки, черви-нематоды. В целом можно говорить о развитой экосистеме почв, со своим микроклиматом, стратификацией. Разные почвы и устроены по-разному, и видовой состав организмов имеют различный. Но это сейчас, в наше время.
Почвы не всегда были такими, какими они предстают перед нами сегодня. Большую часть истории Земли почв не было вообще. Вот так, не существовало и все. И даже в более или менее близком к современному виде почвы-то появились совсем недавно (опять же, в масштабах всей истории Земли). И причины такой ситуации станут понятны, если перечитать первые два абзаца. Но будем последовательны.
Что такое - пустыня? В нашем с вами представлении пустыня - это территория с резко проявляющимся бедным видовым составом флоры, ее разреженностью или даже полным отсутствием. А еще немаловажным признаком пустынь являются скудные осадки или полное отсутствие таковых (снежные арктические и антарктические пустыни даже не принимаем во внимание, так как о почвах там говорить не приходится). То есть, чем меньше осадков, тем более пустынным будет пейзаж. Эта картина настолько для нас естественна, что иная ситуация нам сложно представляется.
Но ситуация на Земле в далеком прошлом была совсем иная, почти что вывернутая на изнанку. Чем больше было дождей, тем пустыннее представлялся ландшафт. Дожди, ветер, перепады температур разрушали твердые горные породы, измельчали их и выносили на равнины. Кажется, все происходит, как и сейчас: реки несут на равнины мелко измельченную горную породу (песок, глины и т. д.). А этот вынос во многих случаях дает львиную долю минеральной составляющей, ведь на уже размельченной породе легче обосноваться и процесс преобразования таких наносных остатков в почву будет идти гораздо быстрее. А так ли было всегда?
Учебники рисуют почти идиллическую картину ранней Земли, когда уже первые растения вышли на сушу. Тут и там, редкими скоплениями торчат риниофиты (примитивные споровые сосудистые растения), в прибрежных участках полным полно водорослей. Эти риниофиты и становятся первыми поселенцами суши. Но они появляются в девонском периоде, а еще раньше, в силуриском уже существуют еще более примитивные растения - куксонии - которые в конце силура становятся распространенными и постепенно вовсе замещаются первыми сосудистыми, которые к уже упомянутому девону занимают сушу. То есть, вот не было ничего много миллионов лет, а потом почти ниоткуда появились сосудистые растения, самые сложно организованные, кстати. При этом недавно общепринятым было мнение, что водоросли, каким-то образом перебравшись в пресноводные водоемы, постепенно выползли на берег. Здесь поставим жирную галочку и возьмем на заметку.


(диорама - заросли Cooksonia)



Другой интересной особенностью является появление уже в силуре в отложениях типично почвенных животных (пауки тригонотарбы, многоножки из Diplopoda, некоторые другие). То есть, эти организмы встречаются в виде фоссилий, отпечатков, остатков и т. д. Это очень важное замечание, так как почвенные животные гораздо реже сохраняются в фоссилизованном виде. Водным флоре и фауне попасть в геологическую летопись намного проще. Но морская фауна существует по крайней мере с венда, а вот пресноводная в силурийском периоде никак себя не представляет и ее следы появляются позже, в уже упомянутом девоне. То есть, складывается интересная ситуация: классическая картина говорит, что сначала водоросли из пресных водоемов вышли на сушу, где сформировали растительный покров, дав начало первым сухопутным сосудистым растениям, а уже потом через литораль, находя укрытие в обнажаемых отливами прибрежных зарослях водорослей животные (прежде всего членистоногие) вышли на сушу и там освоились.
Последовательность эта прямым образом противоречит геологической летописи, в которой недвусмысленно «записано»: почвенные, то есть, практически сухопутные животные появляются раньше пресноводных водорослей. На много миллионов лет. А вот пресноводные моллюски, скорпионы, харовые водоросли - это уже следующая страница. Ставим вторую галочку. Это длинное отступление о том, кто же первым выбрался на сушу поможет нам понять историю почв Земли.
Дело в том, что родословная высших растений (мхов, папоротников, голосеменных и покрытосеменных) традиционно выводится из харовых водорослей, которые во множестве могут быть найдены практически в любом пресном водоеме. Почему традиционно? Потому что с высшими растениями харовые сближаются по многим признакам (репродуктивная система, сложно устроенное слоевище, одинаковый набор пигментов и т. д.). Кажется, вполне логично выводить высшие растения, которые впоследствии сформируют облик суши, как раз их Charophyta. Что вот именно эти водоросли, показавшись из воды, быстренько разошлись на разные ветви и освоили сушу. Но тут есть одна большая загвоздка. Если растения выбирались на сушу из водоемов, должно существовать большое число остатков, иллюстрирующих такой переход (от водных к сухопутным) вместе со следовавшей за растениями фауной. Но практически водоросли в пресных водоемах появляются как бы сразу («из-под куста»).
Может возникнуть вопрос: а почему такая жесткая привязка к пресным водоемам? Прежде всего потому, что пресноводная флора и фауна гораздо более предрасположена, кажется, к переселению на сушу. Как правило, пресноводными являются внутренние водоемы (реки, озера, лужи), они более склонны к обмелению и пересыханию, чем моря и океаны. Поэтому местным флоре и фауне постоянно приходится существовать в условиях полузатопления, когда уровень воды падает. Кроме того, харовые, если считать их предками наземных растений, - преимущественно пресноводные водоросли. В морях, в соленой воде, их наберется всего несколько видов и этот переход в соленые воды вторичен. Но, если вы читали прежние опусы о теории эволюции и истории жизни, то, возможно, вспомните, что до определенного времени не существовало понятия береговой линии. На Земле практически повсеместно в местах стыка суши и воды имели место быть амфибиотические ландшафты, которые Кирилл Еськов назвал «ни суша, ни море». Почему так?
А здесь самое время вернуться к почвам. Как уже было сказано, почвы образуются при участии животных и растений. Последние не только поставляют органику, но и структурируют почву, удерживают ее. Поэтому хорошо развитые почвы существуют даже в условиях постоянного выпадения осадков, которые способны только на вынесение из них минеральных и органических веществ, но сильного размыва самих почв не происходит (в норме, конечно). Растения на этих почвах регулируют снос минеральных частиц, формируют и укрепляют береговые линии и регулируют собственно сток талых, дождевых и прочих вод. Именно тогда, когда существует развитая растительность, начинает формироваться система устойчивых внутренних водоемов, рек и озер.
Но до этих пор снос минеральных частиц с суши в океаны плащевой, то есть, по всей поверхности, с очень короткоживущими руслами. Вода размывает основную породу, разрушает ее и сносит в моря не по каким-то определенным, как сейчас, направлениям, а по всей линии контакта суши и моря. Если можно найти сейчас что-то подобное, то это должно выглядеть примерно так: 



В таких условиях, когда постоянные мутные водные потоки несли огромное количество измельченных горных пород, никакая сухопутная жизнь не представлялась возможной. Крупных растений еще не было, как и крупных животных. А мелкие постоянно заносятся осадками и погибают. А потом все это может сноситься в океаны. Вряд ли в таких условиях вообще возможно выйти на сушу. У водорослей слабо развита корневая система, представленная ризоидами, которые хорошо удерживают растение в грунте, когда то находится в воде. Но на суше совсем другие условия, кроме всего прочего требующие развития механических тканей. А куда же выходить, если нет почвы, в которой можно закрепиться? Во многом именно поэтому настоящих растений на суше не будет очень долго. Как раз до самого девона. Так вот, не смотря на все это первые почвы известны уже в силурийском периоде. Они примитивные, слабо развитые, но это почвы. Как такое могло получиться? Логично предположить, что до самого силура на суше уже существовала какая-то растительность, но это входит в противоречие со всем, что сказано выше. Оно и в самом деле противоречиво. Однако, противоречит оно не само себе, а всей природе додевонской Земли. Давайте предположим, как это могло быть.
Еще в ордовикском периоде, непосредственно предшествующем силурийскому, на суше появляется группа мелких, если не микроскопических водорослей, которая в условиях уже описанных влажных пустынь (поставьте в кавычки, если хотите) чувствует себя вполне приемлемо. Им не требуется корневая система для закрепления. Они образуют так называемые водорослевые корки. Нечто подобное уже существовало и называется цианобактериальными матами. Результаты их деятельности известны как строматолиты. Но цианобактериальные маты должны большую часть времени находится в воде и кроме того составлены исключительно прокариотами, которые на истинную многоклеточность не способны.
Какие именно водоросли появляются на суше в ордовике? Вероятно, какая-то группа зеленых водорослей, имевших совсем микроскопические размеры, но способных к образованию достаточно плотного покрова, как раз той самой водорослевой корки. Они дают начало сухопутным растениям, которые сходны по своей организации с современными печеночными мхами, но меньших размеров. Они образуют плоские сообщества, селящиеся на выносных породах. Но, как мы уже видели, вынос горных пород не зарегулирован и носит плащевой характер. Это дает первым сухопутным растениям огромные возможности - они расселяются достаточно далеко от воды, следуя, однако, наиболее влажным областям, ведь пока у них нет никаких приспособлений для регуляции водного обмена. В то же самое время именно двумерная организация - главный недостаток таких растений. Лежа на субстрате, они никак не защищены от занесения, что регулярно обеспечивается водными потоками. В таких условиях, как можно догадаться, есть только один выход - расти вверх и развивать корневую систему, чем эти первые растения и займутся далее, а пока водорослевые корки начинают формировать первые примитивные почвы, которые служат плацдармом для животных, сначала поселяющихся в этой почве. Видимо, такие почвы успешно формировались на протяжении всего оставшегося ордовика и далее - в силуре.
А вот дальше происходит интересное событие. На суше водоросли дают начало куксониям и ей подобным. Причем долгое время даже в начале девона куксония - единственное растение уже макроскопического класса. А чуть позже уже появляется развитая и разнообразная флора риниофитов, а чуть раньше - опять же в силуре - появляются харовые водоросли, заселившие амфибиотические пресноводные ландшафты. Таким образом, высшие растения и харовые водоросли - две параллельные линии, ведущие начало от одного предка.
С момента заселения суши риниофитами начинается формирование более совершенного почвенного покрова. Растения развивают корневую систему, но вплоть до каменноугольного периода плащевой снос продолжает преобладать. Дело в том, что сами риниофиты обитали, по всей видимости, в очень влажных ландшафтах. Ни о каком настоящем завоевании суши речи не шло. Вся жизнь кучковалась около воды. Все, до чего дошли риниофиты - это формирование прибрежных зарослей в полузатопленных ландшафтах. Но это имело решающее значение. Эти плотные риниофитные сообщества начали работать, как фильтры, задерживая в своих зарослях значительную часть сносимых осадков, чем начинают формировать береговую линию и настоящие пресные водоемы, которые впоследствии сыграют важную роль в оформлении наземных позвоночных.
Лишь только с приобретением развитой проводящей системы растения смогли продвинуться дальше. Это произошло с оформлением группы плаунов, которые уже имеют механические и проводящие ткани, а также устьица на листьях, что может говорить в пользу того, что они обитали в условиях куда менее влажных, чем их предки. Но кроме того у плаунов развивается корневая система, которая кроме доступа к минеральным веществам нужна и для закрепления в субстрате. И вот уж теперь начинается регулирование стока. Растения скрепляют почву, заселяют водоразделы и окончательно. В каменноугольном периоде уже практически отсутствует нерегулируемых снос, о чем говорят залежи каменных углей. Более поздние почвы уже хорошо развиты, так как формируются по тем же принципам, что и современные, с развитым растительным покровом, своей экосистемой и микрофауной.
Не берусь судить, удалось ли мне задуманное в начале, как рассказ о связи истории почв с историей жизни, но надеюсь на это.
epoxyde: (Devil Trooper)


Наверное, с серьезными лицами сидят и слушают доклад о новом Windows Server 2012, новой Windows 8, про Новый Офис и прочие ништяки. Читают материалы, которые раздают докладчики, в перерывах выходят выпить чашечку кофе и обсудить услышанное.



Играют в хренову мафию и очень любят покушать))))














epoxyde: (Devil Trooper)
Гонка вооружений, которую вели между собой США и СССР, привела не только к огромным затратам на разработку вооружений и их производство, но и к мощному развитию технологий. В это время были сформулированы едва ли не все основополагающие требования к современному вооружению, которые актуальны и по сей день. С одной стороны большую роль, как мне кажется, здесь играли параноидальные настроения, заставлявшие создавать все более высокотехнологичные образцы, превосходящие по своим характеристикам технику противника. С другой стороны, тогда уже можно было теоретически предсказать дальнейшие направления развития, так как наука уже стояла на самом пороге тех открытий, которые сегодня полностью изменили наш мир. Дорожки конструкторов начали сходиться. Стремление к достижению максимального результата приводило к сходным решениям. И это - лирика.
Конец шестидесятых - период глубокого разочарования для множества ученых и конструкторов в СССР. США - первые на Луне. Причем, не в виде автоматических станций, они отправили туда людей. А ведь Королев мечтал о Луне и даже в срочном порядке создавал свою царь-ракету Н1, которая, к сожалению, не полетела. Есть мнение, что она и не могла полететь, потому что керосин-кислородные двигатели, доведенные до технологического совершенства, работали на пределе возможностей. Сама компоновка была не совсем удачной. Валентин Глушко и его КБ отказались помогать Королеву, ввиду того, что тот не хотел использовать гораздо более мощные гептиловые двигатели, а разработать кислород-водородные тогда не представлялось возможным. Сам Глушко сильно переживал лунное поражение Советского союза и всегда держал в приоритете именно лунную ракету.
История, однако, повернулась совсем иначе. В США лунную программу свернули за нерентабельностью и отсутствием ближайшей перспективы. Летать - летали, но практического интереса в этих полетах не было. Поэтому в США переключились на многоразовые корабли. В 1966 Сергей Павлович Королев скончался и его работы продолжил Василий Мишин, но успехов он также не достиг. А вот Глушко продолжал работать над своей ракетой, которую иначе, как лунную не рассматривал. Когда в СССР решили догнать и перегнать США в направлении многоразовых кораблей, была дана команда начать работы над аналогом проекта SpaceShuttle. В общем-то, первые образцы были полными копиями американских аппаратов вплоть до схемы компоновки носителя и корабля. Но Глушко не хотел ни копировать, ни создавать носитель узкой специализации. Его занимала идея универсального сверхтяжелого носителя, способного выводить на орбиты десятки тонн полезной нагрузки. Тогда же были нащупаны пути решения проблем кислород-водородного двигателя, а в КБ были созданы керосиновые двигатели огромной мощности.
Справедливости ради нужно отметить, что разработки многоразовых кораблей в СССР были начаты раньше, чем в США и даже были доведены до «металла», как проект «Спираль», но были остановлены по разным причинам. При этом отрабатывались не только ракетные старты, но и воздушные, с самолетов-носителей. Однако именно в США добились успехов практического значения. Советский проект «Энергия-Буран» был вполне адекватным ответом на американскую программу с учетом особенностей условий СССР. А тут и некоторое отставание в электронике, превосходство в двигателестроении и географическое положение. О последнем нужно сказать отдельно.
Дело в том, что все возможные стартовые площадки в СССР находились в более высоких широтах, чем космодром им. Кеннеди в США, что требовало большего расхода топлива на вывод одинакового груза на одну и ту же орбиту. Поэтому всегда советские и российские носители делались более мощными, чем аналоги в других странах, что сильно увеличивало их стоимость и снижало ресурс. К тому же отсутствие возможности спуска отработанных ступеней на воду заставляло усложнять системы их спасения. У США в этом отношении положение было более выгодным: отработавшие ступени спускались на воду, чем резко снижалась вероятность серьезного повреждения. Поэтому большинство советских и российских носителей имеют не спасаемые модули. Однако в конструкцию ракеты-носителя «Энергия» была заложена возможность спасения боковых разгонных блоков с жидкостными керосиновыми двигателями. Сами блоки являются ни чем иным, как несколько доработанной ракетой «Зенит», на что и рассчитывал Глушко, взявший курс на разработку универсальной платформы, способной выводить в космос любой груз, а не только многоразовый корабль. Интересно, что в задании было оговорено, что в конструкции должны использоваться только отечественные материалы, никаких заимствований быть не должно. Все необходимое должно было быть создано в СССР. Лично я считаю эту директиву очень полезной. Она подстегнула отечественную промышленность и науку.



Итак, ракета-носителя сверхтяжелого класса была создана. Шли работы над самим кораблем. Монтаж корабля на ракете-носителе позволял использовать только четыре блока первой ступени, что давало 100 тонн выводимой полезной нагрузки. А если использовать все восемь возможных блока первой ступени, масса полезного груза возрастала до рекордных 200 тонн. Такой ракеты не было ни до, ни после. Наверное, ее стоило бы назвать супертяжелым носителем. Этот проект был апофеозом всей советской космической промышленности. Ни в одной стране мира не взялись бы за такие разработки. Хотя бы потому, что даже в СССР не все верили, что такую технику вообще можно создать. Однако время внесло свои коррективы.
В США челноки уже летали, а у нас работы только еще подходили к завершению. Корабль был построен, но испытания продлились бы несколько лет. В спешке первые экземпляры «Энергии» не стали оснащать системами спасения отработанных ступеней и вместо десяти ресурсных запусков получался один. Сам «Буран» хоть и был более совершенным кораблем, чем американские челноки, уже не нашел бы применения в космосе, так как идея многоразового корабля постепенно начала сдавать позиции перед более эффективными одноразовыми, которые в купе с советскими ракетами-носителями «Союз» сделали доставку грузов на орбиту боле дешевой. А потом случилась авария «Челленджера» (на «Буране», кстати, была предусмотрена система спасения экипажа, чего не было на американских челноках). Это дало повод задуматься над общей эффективностью программы.



Сейчас многие говорят о финансовой стороне дела. Один запуск «Энергии» с кораблем «Буран» стоил СССР 1,2 миллиарда долларов в современном эквиваленте. Это самая дорогая система в истории космонавтики. Особенно часто этот аргумент можно услышать в рассуждениях как раз американских специалистов по космической технике. Советскими (теперь - российскими) конструкторами ракета также оценивается неоднозначно, некоторые в самом начале работ над ней предлагали продолжить совершенствовать ракету Н1, кто-то и вовсе призывал отказаться от лунной гонки. Но что такое - полтора миллиарда за один запуск?
Вот, к примеру, известный бомбардировщик Northrop B-2 Spirit, созданный в США в 80-90 года 20 века и поступивший на вооружение в количестве 21 штуки. Стоимость одной единицы составила 1,16 миллиарда долларов только за «железо». С учетом эксплуатационных расходов стоимость одного самолета составила почти 2 миллиарда долларов. И это без учета всей работы над его проектом. В результате США получили эффективный высотный малозаметный бомбардировщик, который не оказал никакого существенного влияния на ход какого-либо вооруженного конфликта. Однако, об этом ни один из военных специалистов США не упоминает, расценивая В-2, как исключительно удачный проект, который создал задел на будущее, позволив перейти к производству более совершенных самолетов с технологией низкой заметности.

Northrop B-2 Spirit

Один самолет узко специального назначения и огромный мощный ракетный комплекс с почти неограниченными возможностями использования и модернизации - два варианта использования полутора миллиардов долларов. Кто-то скажет, что самолет - многоразовый и его можно использовать несколько лет, а ракета - это один запуск. Но не зря же речь шла о системах спасения. Их реализация позволила бы снизить стоимость запуска до вполне приемлемой для сверхтяжелого носителя. Тем более, что «Энергия» создавалась с расчетом не только на лунную, но и на... марсианскую программу. Да, именно так. Глушко работал на дальнюю перспективу, прекрасно понимая, что одной Луной дело не закончится. К сожалению, проект выпал на период упадка СССР (по чьей вине - другой вопрос). Это не дало ему возможности выйти на практическое использование, но он оставил после себя множетсво заделов на будущее. К слову, мы до сих пор летаем в космос благодаря конструкторам из СССР. Носители «Союз», по сути - королевские «семерки», ракеты «Протон», двигатели для них - все это создано в СССР, там доведено до совершенства и введено в повседневную эксплуатацию. Так что, есть за что сказать спасибо и лишний раз сравнить масштабы и полезность одного самолета и одной ракеты с многоразовым кораблем, а на основании этого сделать соответствующий вывод.
epoxyde: (Devil Trooper)
1941 год, 22 июня. Что произошло в этот день, мы все помним. В этот день СССР испытала на себе, что такое - германская военная машина. Десятки пехотных дивизий, обученных и вымуштрованных, танковые клинья, авианалеты - один большой и стремительный блицкриг. Ни одна страна Европы не смогла противостоять вермахту. Однако именно нападение на СССР стало началом конца гитлеровской Германии. Мы все знаем (надеюсь, что и мои читатели тоже) ход главных событий Великой Отечественной. Битва за Москву, Сталинград, Ржев и Вязьма, оборона Ленинграда, Курск... и от Курска началось масштабное наступление Красной армии, которое закончилось 2 мая в Берлине. А между ними были Крым, Белоруссия, Украина, Европа. Но я сейчас хочу рассказать не о том, где и как советские бойцы закапывали в землю отборные дивизии вермахта и как гнали их на их же родину.
В 1941 году в Европе не существовало такой армии, которая могла бы противостоять Германии. Немецкое командование создало совершенно новую тактику ведения боя, с которой никто не был знаком и никто к ней не был готов. Не готов оказался и Советский союз. У нас тоже готовились к наступательной войне, но не к обороне. Поэтому блицкриг стал неожиданным, а технически поддержанный, с передовыми танками, самолетами, каких не было ни у кого, в общем, он помог Германии максимально использовать фактор неожиданности. Но это вступление.
1941 год, июнь. На фронт уходят вчерашние выпускники, студенты, еще не успевшие отслужить в армии. И нам всем привили образ необстрелянного новобранца с мосинской винтовкой (хорошо, что не с палкой или черенком от лопаты), который даже не знает, как обращаться с оружием, трясется в окопе в ожидании немецких танков, сжимая в руках гранату в виде бутылки. Парадокс, но эта картина также далека от истины, как боец в обороне с наступательной гранатой (та самая, что по форме - как бутылка). Что до гранаты, то в обороне наступательная граната не особо полезна, так как не позволяет уничтожать большое количество живой силы наступающего противника. Для этого служат осколочные гранаты (те самые шишки). Но и сам вчерашний школьник в окопе - едва ли не больший миф.
Возможно, теперь уже и не знают, но был такой предмет в школах - начальная военная подготовка, выродившийся в конце девяностых в демонстрацию образцов стрелкового оружия (обычно разнообразие ограничивалось АК-74 с патроном 5,45 мм) и пары учебных гранат (как раз - «шишек»). Кому-то удалось побывать на стрельбах, где выдали по автомату с рожком, заряженным десятком патронов. Но большинство просто училось одевать противогазы да изучало вопросы воинского учета. Так вот если завтра начнется война, картина трясущегося в окопе, не умеющего обращаться с автоматом пацана окажется абсолютно правдивой. Но тогда все было иначе.
Тридцатые годы 20 века в СССР стали временем расцвета предмета начальной военной подготовки. Тогда это были не получасовые занятия по теории, а полноценные обучающие курсы для всех. Проходила не только физическая подготовка, но и обучение обращению со стрелковым оружием, ручными гранатами, а кое-где даже преподавали основы ведения боя. И все это касалось отнюдь не солдат РККА, а самых обычных школьников и учеников других учебных заведений. Надо сказать, что и женская часть населения тоже обучалась этому. Чего стоит одна система нормативов ГТО, куда входила в тои числе и стрельба из боевого оружия (16-18 лет и выше). О других способах начальной военной подготовки и говорить не стоит. Они были куда более серьезными.
Поэтому едва ли не каждый выпускник школы имел неплохое представление о том, что такое - трехлинейная винтовка Мосина образца 1891-35 года, как нужно из нее стрелять, как заряжать, разбирать и обслуживать. Едва ли для кого-то из них это оружие стало в новинку. На фрон уходили не новички, а вполне способные к обращению с оружием ребята. Само собой, никто из них никогда не видел настоящего врага, настоящего танка и настоящего самолета. Им было страшно, но во многом благодаря тому, что у них была хорошая первоначальная военная подготовка, они держались, не покидали своих позиций, воевали. А еще у них был патриотизм, который и прививался во время таких уроков, а как иначе можно вообще было учить обращению с оружием?
Отдельно надо сказать о ворошиловских стрелках. В вермахте не существовало как такового понятия снайпер. Не было отдельных отрядов и никто специально снайперов не готовил. В СССР система подготовки снайперов была и ей уделялось много внимания. Для них выпускались специальные винтовки Мосина. Лишь спустя длительное время германское командование осознало, что просчиталось и начало спешно формировать снайперские школы и готовить своих стрелков.
В 1941 году СССР столкнулась с новым для себя врагом, победить которого было практически невозможно. Но немцы не рассчитывали, что встретят серьезное сопротивление. Полагали, что война с СССР будет такой же легкой прогулкой, как и до того в Европе. Что из этого вышло, мы все уже знаем, историю не перепишешь. Я считаю, что во многом благодаря именно грамотной и хорошо поставленной системе начальной военной подготовки Советский союз сумел сначала остановить, а потом и разгромить германскую военную машину.
epoxyde: (Default)
Вот и пришло время крыльев. В смысле - поговорить о крыльях всяких разных. Впрочем, крылья в данном случае будут лишь иллюстрацией. Любые конечности тоже подойдут. Поэтому им тоже достанется.
Когда речь заходит о совершенстве того или иного приспособления, возникшего в процессе эволюции, обычно рассматривается конечный на данный момент результат и его функциональность. В этом отношении практически все значимые достижения однообразно совершенны. Будь то глаза, конечности, нервная система, крылья и т. д. То есть, в нынешнем своем виде эти органы и системы органов выполняют свои функции наиболее оптимально. Дальнейшая эволюция будет идти в направлении совершенствования, либо вообще не пойдет никуда. Так, скажем, глаза членистоногих особенно не изменились с самого кембрия. То есть, за 540 миллионов лет никаких существенных подвижек в строении фасеточных глаз не произошло. Равно, как не произошло никаких радикальных изменений в строении насекомых вообще. Другие членистоногие показали более существенные результаты. Хелицеровые, например, перешли от водного к сухопутному образу жизни, дали несколько сильно разошедшихся ветвей, да и экологически они оказались более пластичными. Напомню, что к хелицеровым относятся мечехвосты (меростомовые), пауки, скорпионы, фаланги, сольпуги (которые все вместе относятся к паукообразным) и еще - морские пауки, которые - отдельный класс в подтипе хелицеровых. Насекомые, появившись на 100 миллионов лет позже всех остальных членистоногих, в общем, никуда далеко от своих первых предков не ушли.
В чем здесь дело? Не знаю. Возможно, была найдена удачная конструкция, возможно, насекомые появились в тот момент, когда крупные экологические ниши были уже поделены между другими группами членистоногих. В этом случае можно спорить и предлагать разные варианты, но мы имеем дело с фактом: насекомые не сильно изменились за всю историю своего существования. Эволюция коснулась только отдельных частей, но не общего плана строения. Чем это обернулось для самих насекомых? Практически вынужденным усложнением простых механизмов.
Чем насекомые оказались особенны? На мой взгляд, здесь сыграли свою роль несколько факторов. Во-первых, насекомые  - первично сухопутные организмы. То есть, появились они на суше и там же началась их эволюция. В результате - никаких приспособлений в водному образу жизни, как у хелицеровых, которые изначально как раз водные организмы. Во-вторых - собственно принадлежность к членистоногим. Это означает внешний скелет, а это накладывает достаточо жесткие ограничения на развитие внешних структур, таких, как конечности, крылья, другие органы. И если конечности существовали у типа с момента появления, чему предшествовала длительная череда экспериментов с органами локомоции, то крылья оказались весьма нетривиальной задачей. Другие хелицеровые, напомню, ничего подобного не обнаружили. Третья причина особенности - во многом крайняя степерь редукции метамерности. Вероятно, у предков насекомых - жаброногих -  было множество конечностей, из которых плавательных - не менее 10 пар (происхождение насекомых от бранхиопод - гипотеза, основанная на данных молекулярной биологии и вполне правдоподобная). Так вот у насекомых осталось только три пары. Некоторые современные виды (например, бабочки семейства Нимфалид) показывают дальнейшую редукцию и утрату первой пары конечностей. Таким образом, остается только две пары. Но это, вероятно, девиантное поведение, то есть, не представляющее собой т. н. мейнстрима среди насекомых, так как наиболее прогрессивные отряды сохраняют привычные три пары (двукрылые, большинство бабочек, жуки и т. д.), находя им более достойное применение.
Так вот об ограничениях. Экзоскелет - штука интересная тем, что с одной стороны он крайне эволюционно пластичен в некоторых пределах. Это отлично иллюстрируют множество групп насекомых, в которых происходит специализация разнообразных структур кутикулы. Конечности насекомых настолько разнообразны по строению, что ни одна группа животных их в этом не обошла. Также по разнообразию форм органов осязания насекомые на первом месте. С другой стороны кутикула - крайне консервативная структура. Все разнообразие органов крутится вокруг одной модели, фактически, представляет из себя «те же яйца, только в профиль». В любом видоизменении легко узнается типичная конечность. Впрочем, это характерно и для других организмов. В крыльях птиц, например, без труда узнается обычная передняя конечность. Но вот тут и начинается самое интересное. Давайте посмотрим, как устроено сочленение крыла насекомого с его телом:



Не буду перечислять все части этой системы. В данном случае имеем дело с сочленениями переднего и заднего крыльев соснового бражника Hyloecus pinastri. Если сравнивать с организацией сочленения конечностей с телом у позвоночных, становится понятной невероятная с точки зрения чистой инженерии сложность устройства. Если же отталкиваться от простого подхода - работает - то все логично. Какой бы сложно устроенной ни была система, важно, чтобы она работала. Но вот только в данном случае эта сложность чрезмерна и является вынужденной. То есть, это не эволюционный прорыв. Скорее, это можно назвать эволюционным компромисом между возможностью и необходимостью.
Экспериментировать с полетом насекомые начали едва ли не сразу в момент своего появления. Собственно, вся эволюция летающих насекомых - это эволюциях крыльев и их сочленения с телом. Основной тренд в этом процессе - обеспечение точности движений, так как крыло насекомых само по себе - достаточно жесткая конструкция и стиль полета в этом случае весьма характерен. Для насекомых очень важно четко контролировать процесс взмахов, в противном случае они не могли бы летать. Это, например, не характерно для птиц и летающих млекопитающих. У них при всей общей высокой степени координации не требуется столь тонко управлять крыльями. Впрочем, и здесь можно спорить.



Интересно, что вначале насекомые стали экспериментировать не с двумя, а с тремя парами крыльев. У насекомых отряда Палеодиктиоптера (Paleodctyoptera) можно обнаружить небольшие зачатки третьей пары крыльев - небольшие лопасти с характерным для крыльев жилкованием. Но такая конструкция, очевидно, оказалась неудачной и избыточной. Но основная проблема возникла, когда кутиклярные выросты нужно было заставить делать взмахи. Вот здесь эволюция столкнулась со своими же прошлыми изобретениями. Как уже было сказано, экзоскелет насекомых обладает двумя противоречивыми особенностями - пластичностью и консерватизм. Если подвижные конечности были предусмотрены в конструкции, то крылья - нет. Пришлось буквально на ходу искать способ обеспечить им подвижность. При этом нужно было сохранить организацию крыльев, которые были отнюдь не омертвервшими образованиями, как некоторые считают. В самом начале своего существование крыло наполняется гемолимфой, расправляется, поэтому важно сохранить связь крыла с телом. Ничего лучше, чем в месте сочленения создать множество пластинчатых структур, между которыми существую линии сгибов, эволюция создать не смогла.
В результате, как и с конечностями, получилась весьма совершенная система, которая на все сто процентов исполняет свои функции, обладает некоторым запасом эволюционной пластичности, на что указало появление инфракласса новокрылых насекомых, которые обладают способностью складывать крылья над телом, поворачивая их вершиной назад и складывать сами крылья (как у жуков и клопов, например, крылья складываются под надкрылья). Это еще больше усложнило и без того сложную конструкцию сочленения. Сравните с крайне простой конструкцией типа «сустав» у позвоночных. Впрочем, и они отметились. У рыб, например, нет жесткого сочленения скелета конечностей с основным скелетом (причленение брюшных плавников к черепу не в счет). И там тоже в процессе оформления конечности первых земноводных происходят весьма интересные изменения, но при этом наблюдается значительная редукция всего аппарата. Вот, для примера:



Кстати, отходя от темы, заметьте, что у первых акантостег было восемь пальцев, а уже позже их число сократилось до пяти.
Впрочем, пора заканчивать и делать выводы. А выводы весьма просты. Не всегда то, что кажется совершенным в отношении функциональности, является таковым в плане эволюции. Вообще, не стоит воспринимать любое эволюционное приобретение, как абсолютное и идеальное. Также правомерно и утверждение, что каждое приобретение абсолютно функционально. Бывает так, что некий признак приобретается попутно с другим и никакого собственно уникального значения не имеет. А езе бывает так, что некоторые признаки появляется по принципу редукции. Как с конечностями у насекомых. Ведь ротовой и половой аппараты у них образованы видоизменненными конечностями, а общее число конечностей, которые сохранили функцию локомоции, сильно редуцировалось. Иногда просто отбрасываются ненужные признаки, как в случае с третьей парой крыльев. Впрочем, горбатки, например, эту третью пару в сильно измененном виде сохранили. Но это будет исключением. То есть, не всегда все совершенствуется в прямом смысле. Часто совершенство достигается за счет упрощения. А вот обратный процесс, который мы и обсудили - это приобретение совершенства за счет крайней степени усложения, часто является следствием трудно достигаемого компромиса между необходимостью и возможностями.
epoxyde: (Devil Trooper)
Чтобы немного поломать давно пустивший корни в головах современников стереотип о штрафных батальонах РККА периода Великой Отечественной войны.

Например, в 1944 году общие потери Красной Армии (убитые, раненые, пленные, заболевшие) — 6 503 204 человек; из них штрафников — 170 298. Всего в 1944 году в Красной Армии имелось 11 отдельных штрафных батальонов по 226 человек в каждом и 243 отдельные штрафные роты по 102 человека в каждой. Среднемесячная численность армейских отдельных штрафных рот в 1944 году на всех фронтах колебалась от 204 до 295. Наивысшая точка ежедневной численности армейских отдельных штрафных рот (335 рот) была достигнута 20 июля 1943 года.
Среднемесячные потери постоянного и переменного личного состава всех штрафных частей за год составили 14 191 чел., или 52 % от среднемесячной их численности (27 326 чел.). Это в 3-6 раз больше, чем общие среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях 1944 г.
За всю войну (т.е. не одновременно) на всех фронтах всего было 65 отдельных штрафных батальонов и 1037 отдельных штрафных рот. Обычно эти части расформировывались через несколько месяцев. С 1942 по 1945 просуществовал только один отдельный штрафной батальон — 9-й отдельный штрафной.
За все годы Великой Отечественной войны через штрафные части прошло, по некоторым данным, 427 910 человек. Если учесть, что за всю войну через вооружённые силы СССР прошло 34 476 700 человек, то доля бойцов и командиров (офицеров) ркка, прошедших через штрафные части за весь период Великой Отечественной войны, составляет примерно 1,24 %.

Это к вопросу о том, как сейчас представляются штрафные воинские соединения. Будто бы сотнями тысяч в них направлялись бойцы Красной армии за малейшие проступки, будто бы штрафников заставляли ходить в атаку с палками или черенками от лопат. Будто бы обвязывали гранатами и бросали под танки. И что, якобы, потери в этих частях доходили до 100 процентов. Не берусь судить о степени достоверности приведенных цифр, но бесконечно увеличивать потери Красной армии невозможно, как это делается сейчас. Выше населения страны они не станут. Равно, как невозможно всю армию зачислить одновременно и в штрафные роты и батальоны, и в заградительные отряды. Иногда, читая некоторых современных авторов, у меня возникает именно такое впечателение.

Profile

epoxyde: (Default)
epoxyde

February 2017

S M T W T F S
   1234
5 67891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 02:42 am
Powered by Dreamwidth Studios