epoxyde: (Epoxy_brain)

Наука не популярна, это нужно признать с совершенной ответственностью. Наука не нужна большей части электората. И здесь под электоратом имеется ввиду та часть населения, которая не стремится осознавать свой выбор и просто ставит галочку. Я много раз разговаривал с таковыми и убеждался, что их выбор основан не на каком-то логически обоснованном убеждении, а на эмоциональной стороне дела.

– Путин – мужик, порядок наведет!
– Зюганов – коммунист, а при коммунистах было лучше!
– Навальный за справедливость!

Нет, товарищи, это не аргументация. Впрочем, об аргументации мы сейчас говорить не будем. Важна сама суть – большая часть населения не считает мыслительную деятельность необходимой. Для них достаточно определить, сколько денег нужно занять, чтобы поиметь новый iPhone и где купить уголь на шашлыки в предстоящие выходные. Собственно, в процессе решения этих и подобных им задач проходит жизнь наиболее активной части общества: менеджеров, консультантов, мерчендайзеров, дизайнеров и прочей «элитарной» составляющей.

Но мы опять не об этом. Наука – это обобщения высшего уровня и качества. Чтобы мыслить научно, нужны два несовмещаемых качества: во-первых, умение мыслить абстрактно и широко, во-вторых, мыслить же предметно и очень узко. Абсолютно несовместимые в понимании этой самой активной части общества свойства. Сейчас модно «мыслить широко». Впрочем, это всегда было «модно». А еще наука требует не самого заурядного аналитического мышления, а еще – нехилолго исходного кругозора. И вот с этим самым аналитическим мышлением и кругозором сейчас беда.

Общество часто просто не понимает, зачем вообще нужна эта самая наука. Зачем нужен Коллайдер, зачем нужны манипуляции с генами, исследования глубокого космоса, зачем нужны фундаментальные исследования в области химии, биологии, физики, математики. Кажется, что все это столь далеко от реальности. Многие не понимают даже, зачем нужны экономические и социальные исследования, ведь можно просто раздать людям деньги.

Зато они с удовольствием клюют на разнообразную псевдо- и альтернативную науку, которые сейчас цветут пышным цветом за счет денег соболезнующих «тяжелому положению альтернативных ученых», которых официальная наука как минимум игнорирует. А как максимум – не допускает к публикации их откровения и даже угрожает расправой. Ведь альтернативщики обещают чудеса прямо здесь и сейчас. Правда, в обмен на некоторую сумму денег. Взамен не требует никаких интеллектуальных усилий для понимания своих основ. Альтернативщики обещают неисчерпаемую энергию, вечную молодость или, как минимум, долголетие, прорывы в науке и прочие несметные богатства всем, кто поддержит их сейчас денежкой. Вот так просто.

Все очень прозрачно и доступно. Не нужно напрягать свой головной мозг осознанием сути научной работы и важности научных открытий, которые, к сожалению, формулируются с применением очень сложных слов и терминов, которые даже произносить многие не могут без ошибок, а уж понимать и осознавать – вообще никак. Современная система научных знаний слишком сложна для понимания большинством. Это в 19 веке публика могла обсуждать последние научные открытия и достижения, но даже тогда это было весьма затруднительно. А сегодня просто невозможно.

Поэтому наука не популярна среди большей части населения. И даже не просто не популярна, а воспринимается враждебно, как пожирающая деньги налогоплательщиков. И что в этой ситуации можно сделать – не совсем ясно. Популяризация науки интересна далеко не всем ученым, а воспринимать ее готова лишь малая часть общества. Об этом красноречиво говорит посещаемость научно-популярных лекций, где, конечно, часто полный зал, но вот одних и тех же людей и, как правило, заинтересованных по профилю своего образования и/или работы. Обыватель на такие лекции не ходит, а если и ходит, то откровенно не понимает, о чем идет речь.

С другой стороны ученый. Он не может бесконечно опускать планку качества своей лекции. Он не может сходить на уровень пятилетних детей и объяснять все на пальцах. Наука слишком быстро отрывается от обывательского мировоззрения, слишком быстро растет объем знаний и все быстрее задирается нижняя планка «порога вхождения», которым отделяется обыватель обычный от обывателя понимающего. Замедлять темпы научного прогресса нельзя, принудительно наращивать интеллектуальный потенциал населения – невозможно. И чем дальше мы будем двигаться, тем менее понятной и принимаемой будет наука, тем менее популярна она будет среди того самого электората, принятие решений у которого происходит вне аналитической деятельности.

Решений, как я полагаю, в настоящее время нет.

epoxyde: (Shegorath)

Намедни (а на самом деле – за неделю до нового года) приехали с Финляндии вот такие забавные штуковины из самой настоящей углеткани или, по-ихнему, карбона. Мне давно хотелось стильный и удобный аэробар, но те варианты, которые предлагались российскими магазинами, представляли собой отрезки алюминиевых труб разной степени уродливости. В то же самое время аэробары Deda при своей цене (учитывая курс мертвого президента) заставляли нервничать мое внутреннее земноводное. Даже сейчас на Wiggle с огромной скидкой Parabolica Due обойдется в 3500 рублей (обычно за них просят около 6500). И это те самые алюминиевые трубы. Ну, да, да. Deda регулируются по вылету, красиво смотрятся с леблом Deda и вообще представляют из себя предмет лютого фапа многих моих знакомых велогонов.

Нам, однако, до такого далеко и решил я попытать счастья. Нашел и заказал себе вот эти карбоновые палочки с локтевыми упорами. Зеленый цвет – для пущего соответствия запросам. Ехали детальки долго, упорно пробиваясь через пограничные кордоны, изрядно вымотав мне нервы своими маневрами на территории ЕС. Наконец, получил и распаковал. Упаковано надежно, добротно, хорошо. В пути такая упаковка хорошо защитит от неприятных повреждений лакокраски. На картинке ниже – уже без основной мягкой упаковки.

2015-12-22 17-45-01.JPG

Сделано, как и многое другое, конечно же, в Китае, но сделано хорошо. Нигде нет никаких особенных огрехов изготовления или обработки. Все красиво и аккуратно зашлифовано, отполировано, покрыто лаком. Декали нанесены точно. Если положит обе палки рядом, рисунки будут полностью зеркально симметричны. Подкладка под локоть удобная, в меру мягкая, легко снимается на чистку-стирку. При нагрузке нигде не скрипит, не трещит. Хват удобный, а, если сделать намотку (чем я сегодня и займусь), будет вообще отлично.

2015-12-22 17-47-45.JPG

Торцевые отверстия стандартного для рулей диаметра закрываются обычными заглушками, которые входят в комплекты обмоточной ленты. Но назначение у них совсем другое – под установку концевых шифтеров, для чего в самих палках сделаны аккуратные отверстия под проводку рубашек тросов переключателей. Так что палки вполне сгодятся для сборки «почтиразделочника». К слову, у Deda такого нет, их палки – обычный навесной аэробар без всяких дополнительных плюшек. Смотрится на руле очень элегантно, так, будто «там и лежало». Длинны хватает как на расслабленную посадку, так и на разделочною с плотной группировкой.

2015-12-22 19-20-18.JPG
Без косяков, конечно, не обошлось.  Хотя, можно ли это назвать косяками – не знаю. Не самый удобный способ крепления: полукруглая скоба снизу с помощью двух болтов крепится к телу аэробара. Болты вкручиваются в не самые хорошо придуманные циоиндрические гайки, лежащие в углублениях тела аэробара. Так вот попасть в эти гайки и наживиться на резьбу оказалось далеко не самым простым делом. Сами гайки сделаны из какого-то очень хилого сплава. В принципе, при желании можно заказать у какого-нибудь токаря эти гайки из хорошей стали (сами болты, кстати, тоже) и проблема в таком случае полностью исчезнет.

Второй косяк заключается в том, что палки, даже будучи крепки затянутыми, немного скользят по рулю (если лечь на руль, можно поднимать и опускать палки усилием одной руки). Уж не знаю, чем это объяснить, но ни намотка изоленты, ни подкладка обмотки не избавили меня от этой проблемы, а, скорее, даже усугубили ее. В итоге пришлось, изрядно натренировавшись в употреблении ненормативной лексики, вернуть все на круги своя и закрепить аэробар на голом металле руля. Может быть, он рассчитан на крепление к такому же карбоновому рулю?

ИТОГО: Очень хорошее предложение за свою цену (мне этот аэробар обошелся в 1800 рублей с доставкой). Косяки (по крайней мере один) легко исправляется и даже улучшается. До лета успею к нему привыкнуть, а там попробуем на трассе.

epoxyde: (Shegorath)

Я расскажу вам об одном человеке, который без всяких сомнений уверен в том, что знает, как решить абсолютно все проблемы не только в нашем городе, но и в стране. В этом образе, вероятно, концентрируется огромная часть характеров современных «решателей проблем разного уровня», начиная отечественными либералами и заканчивая кухонными политиками и диванными генералами.

Этот человек работает вместе со мной в полностью бюджетном учреждении, в самом обычном бюджетном институте системы Академии наук. Ничего особенного. Должность у человека простая – редактор рукописей. Все, что требуется – прочитать рукопись, исправить ошибки в построении предложений, поправить несогласованные окончания и все, кажется. Небольшая работа, не очень сложная, справиться с которой может любой лингвист среднего пошиба, который через год работы на этой должности становится высококлассным специалистом, понимающим особенности научного языка.

Этот человек пришел в институт в очень сложный личный период, с большими финансовыми дырами в бюджете, а бюджетное место хорошо тем, что работник на 150% уверен, что его заработная плата, пусть и не выраженная числом с шестью значащими цифрами, будет выплачиваться строго вовремя и можно уверенно планировать какие-то расходы. В целом, очень благодатное место, если не претендовать на лавры завоевателя мира. Но я, в общем, не об этом.

Человек этот недоволен всем. Абсолютно всем. Нет такого момента в жизни, который бы был хоть чем-то удовлетворен. Нет, таких моментов нет в принципе. Ни одной темы, которая бы поднималась в разговорах, не обходится без язвительных комментариев о том, как же все ужасно, плохо и невыносимо. Спустя два года после прихода на работу, значительно поправив свое финансовое состояние, пристроившись на своем месте, человек полностью погряз в недовольстве всем.

При всем этом он абсолютно уверен, что может навести порядок во всем. Почти каждый день мы слышим, какие дебилы сидят у власти, какие идиоты руководят институтом, какие бездарные начальники у предприятий, какой ужасный Президент у нашей страны. Каждое событие в жизни страны – следствие немощности правительства и заговоров. Вот была бы у этого человека возможность сесть в кресло начальника, как он бы...

А он спит. Понимаете? Целый день. Приходит на работу, что-то делает буквально час-два и спит. Иногда в таком состоянии проходят целые дни. Лежа на столе, откинувшись на стенку, просто опустив голову над рабочими бумагами... человек спит. Это не усталая дрема, которая периодически охватывает всех кабинетных работников. Это сон, настоящий и глубокий. Человек спит. Спит и храпит во сне. Спит, когда никого нет, спит, когда мы все на своих местах. Спит даже тогда, когда к нам приходит заведующий отделом.

Спит почти беспробудно, но стоит только в разговоре проскочить теме политики и экономики, тут же просыпается и вставляет свой комментарий, стиль которого никогда не меняется и выражается примерно в следующем: какие все дебилы, какие все бездари, какие все воры и жулики. Часто эти комментарии вставляются просто по ходу дела, без вникания в суть разговора.

Человек не переносит критики и замечаний в свой адрес. Потому что свято уверен в собственной непогрешимости. Потому что критиковать, по его мнению, может только он. Потому что только он знает, как надо, и никто другой. А все ошибки, недоделки и другие недоработки – так это от того, что все в институте плохо, что управляют им дебилы и воры, что в стране бардак, что нет у этого человека устроенной жизни, что платят мало... Нет, проблема не в том, что он спит и неприкрыто ненавидит свою работу. Проблема не в самом человеке, а в том, что все вокруг плохие и все вокруг плохо.

Не знаю, как для вас, но для меня в этом человеке слились образы большей части современного российского населения. Знаете, населением можно назвать всех, кто живет на определенной территории. Так вот этот человек – часть населения, по какой-то неизвестной причине проживающий на территории России. Так получилось. Население ни чем не обязано стране, в которой живет. Оно, как правило, эту страну ненавидит, поносит по чем зря, недовольно своей жизнью, по-черному завидует всем, у кого «не так» и всегда уверено, что уж оно-то, это население, точно знает, «как нам обустроить Россию». Но, как вы понимаете, ничего сделать не сможет. Сядет в кресло начальника и уснет. Будет спать и, периодически просыпаясь, грозно потрясать кулаком, громко крича, какие все вокруг дебилы и бездари и как же все вокруг и в жизни плохо, ужасно и беспросветно.

epoxyde: (Default)

В принципе, меня давно терзает сомнение относительно того, что давно не пишу в свою ЖЖурнальную отдушину. Причин, кажется, оправдывающих меня, нет, если не считать критическую нехватку времени. Ведь мы сейчас в ВАКе и в процессе весьма серьезных перемен в своей псевдонаучной среде. Очень много работы именно для головы, нужно решить множество мелких вопросов, а еще приготовиться к семинару.

[livejournal.com profile] latexzapal, я помню, что нам нужно бы написать статью, но никак не могу правильно уцепиться за материал и найти публикации по теме хотя бы и на иностранных языках. То ли не обладаю европейским менталитетом, то ли тема для меня совершенно скользкая и никаки образом я не знаю, как можно к ней подойти. Если Борисыч подскажет, я буду весьма благодарен. Как вариант, вообще сменить тему. У нас публикуются по теме «Биоиндикация», например (скину статью).

В целом чувствуется некоторый творческий и трудовой кризис. Вернее, несоответствие творческих замыслов трудовой реальности, в которой слишком много вековых пней и корчевать их можно только огнем и мечом, что приведет, как водится, к многочисленным жертвам срача и разногласий. Хотя, кое-что с места двинулось.

Таким вот образом проводится время вне ЖЖ. Отныне буду писать сюда чаще. Если же голова освободится от рабочих моментов хотя бы на время, может быть, напишется какой-нибудь науч.-поп.

epoxyde: (long shadow)
Я сподобился, наконец, написать две статьи. Одну – на внутренний семинар, вторую – на внешнюю конференцию. Последняя была вымучена, но пока еще находится в состоянии «набор букв с уловимым смыслом». Примечательно, что статью, для которой изначально была придумана концепция, основная мысль, которую требуется донести до слушающего, даже некоторые базовые моменты, писалась ОЧЕНЬ тяжело и сложно. Вторая же написалась буквально на одном дыхании.
Уж не знаю, есть ли здесь взаимосвязь, но вторая статья, в общем, была написана на «отвали», без всякой особой содержащейся в ней мысли, но в итоге получилось, что и она несет достаточно разрушительную для мозга многих непассионариев социологической научной ветки, яростно защищающих мысль о том, что социальное начало преобладает над биологическим. Однако выписывать много слов того ради, чтобы защитить эти взгляды и, не в последнюю очередь, изнеженную и ранимую душеньку этих товарищей... я не увидел в этом никакого морального профита.
Напротив, пошерудить в головах и вызвать, возможно, напряженный, но сдержанный научной формой срач в комментах – вот истинная моя цель. В дальнейшем обязуюсь придерживаться этого тренда и продолжить уничтожать нейроны головного мозга своим коллегам по цеху.
epoxyde: (long shadow)
На башку мою свалилась еще и научная сессия в политехе в конце ноября. Хотя, конечно, объем машинописного текста для нее требуется почти вдвое меньший, но качество этого текста должно быть на порядок выше. И написать его надо намного быстрее, аж за две недели.
А тем временем черновой вариант доклада к семинару накарябал. Со скрипом. Ибо красиво излагать мысли я не умею. Сейчас прочитает один кандидат наук и, наверное, выложу его сюда, на разнос. Как-то так все.
Останется только подправить и начать делать презентацию к докладу. Насмотревшись на ужасные и кривые презентации наших ученых, хочется сделать идеальную презентацию.

Чтиво

Jun. 4th, 2014 09:06 am
epoxyde: (long shadow)
Дочитал, наконец, осыпанное похвалой и восторженными отзывами одно из поздних творений В. Астафьева. Того самого, чей весьма годный и адекватный «Перевал» стоял у меня на полке, сколько я себя помню. Но «Прокляты и убиты» – произведение совсем другого, скажем так, разреза.
Создалось впечатление, что Астафьев, творя это в самом начале лихих 90-х вдруг потерял всякий разум и принялся писать самую похабщину, какую только смог родить его мозг. Вместо просторечного языка «Перевала» появился едва ли не специально исковерканный язык, сдобренный матами, каких мы сейчас и не знаем, а уж пошлятине и края нет.
Понятно, что война солдату видится иначе, чем генералу. Это и правильно. Солдат стреляет, генерал командует, куда стрелять, куда наступать. Вот поэтому литературные, художественные произведения солдат писать не может. Ему все кажется, что с ним поступили несправедливо, кинули в самую мясорубку, оставили умирать без поддержки и боеприпасов.
Автор пишет так, будто советская армия воевать вообще не умеет. Никак. Только заваливает немца трупами и заливает кровью. В общем, типичное для конца 80-х и начала 90-х положение вещей. Вместо того, чтобы марать бумагу, автору следовало чуть «расширить и углубить» свои исторические познания. Это прежде, чем писать белиберду и откровенное вранье.
Впрочем, как раз вот это плохое знание истории за пределами своего фронта и своей дивизии делает честь произведению. Беспросветный фатализм пересыпан очень прозрачными намеками на то, что дела обстояли совсем не так. Но намеки это не авторские. Это более-менее правдоподобное описание событий, которые автора напрямую не коснулись. Именно в эти моменты он несознательно приоткрывает настоящую картину.
Повествуя о том, как русские не умеют воевать, Астафьев прямо-таки обожествляет немцев, которые и воюют отменно, и порядок у них, и потери скромные-скромные, и давят-то они русских везде и всюду. Учат, как он говорит, воевать русскую армию. А русские все валят и валят им свежее мясо на убой. Вот так незамысловато и доступно. В тот период, когда так называемая «окопная правда» стала пользоваться огромной популярностью, это блюдо было немедленно проглочено.
Будучи солдатом, но никак не офицером, Астафьев и пишет с точки зрения солдата. А солдату понять и оценить масштабы той войны совершенно невозможно. И уж тем более не получится у него осмыслить стратегию и тактику блестящих наступательных операций, которые проводило советское командование, начиная с 1943 года (а именно с 1943 начинается основное военное повествование в романе). Не мы виноваты, что автор участвовал в отвлекающих операциях, а не в главных ударах.
Будто немцы, планируя и осуществляя наступательные операции, несли меньше потери? Такие же, если не большие. И пробить советскую оборону, начиная с того же 1943 года им становилось все сложнее и сложнее. В итоге с начала 1944 года вермахт практически ни одной успешной операции не провел, хотя резервов у него было вполне достаточно. Добивались тактического успеха, но его тут же закрывали советские части. Война на то и война, чтобы то одни, то другие добивались небольших успехов.
И немцы лупили по своим артиллерией, и немцы бомбили свои позиции, и бросали свои части без поддержки и прикрытия, без боеприпасов и горючего. И немцы на переправах в прямом смысле заваливали берега трупами. И у них не все ладно было с авиацией, танками и командованием. Немцы хорошо играли от обороны, хорошо укреплялись, но с прорывом их укреплений рассыпались и отступали. В Сталинграде же немцы допустили столько тактических и стратегических ошибок, сколько за всю войну не совершил сам Жуков.
Так что читать такую литературу... чтиво, может быть, и стоит, но я бы не советовал. Грязь, похабщина и ложь. Ну, и мощная религиозная пропитка, которая впихана в книгу, для чего – не ясно, но не несущая никакого смысла. Просто разбавление текста новым веянием времени, когда принято молиться везде и всюду. Зато заградотряды, замполиты и прочие комиссары – все это есть и выставлено в убогом гипертрофированном виде. Говно, в общем, а не книга.
epoxyde: (long shadow)
Если мы вспомним, что вендская фауна – это, прежде всего, оригинальный план строения, то в отношении к вопросу о происхождении членистоногих возникает интересное предположение.
Вендобионты – это животные (несомненно), уже многоклеточные и при этом достаточно высокоорганизованные. Достаточно сказать, что разнообразие жизненных форм в этой фауне было достаточно велико. Кроме того, эта фауна отнюдь не была тупиковой ветвью и на излете своего существования уже искала какие-то новые принципы организации. Трибрахидиум, если он является родственным другим классическим вендобионтам, например, показывает, в каком направлении могли пойти эти организмы дальше. В настоящее время наиболее близкими в плане внешнего строения к трибрахидию стоят морские звезды или же кишечнополостные. Из наиболее ярких представителей можно упомянуть чарнию, которая, вероятнее всего, была аналогом современных морских перьев и анемонов (только без щупалец).

Если ранние вендобионты – это классическая застежка-молния (симметрия скользящего отражения), то уже к концу венда появляются такие интересные формы, как, например, вот эта дикинсония из позднего венда:



Или вот эта вендия соколова также из позднего венда:



Ранние формы, например, имеют более простое строение, а основной тренд определился почти сразу – некий аналог цефализации. Неизвестно, была ли это полноценная цефализация, затрагивавшая и органы чувств в том числе, или же это просто закономерность у билатерально симметричных животных. С другой стороны, трибрахидии и вообще трилобозои пошли в другом направлении и никакой цефализации (по крайней мере, горизонтальной) у них не получилось. Зато получился другой, не менее интересный план строения. Типичный трибрахидий такой:



Еще одним ярким представителем вендской фауны стала сприггина. Она в свое время подняла шум по поводу возможности происхождения членистоногих в венде от ей подобных. Ну, типичная сприггина выглядит так:



А типичный трилобит – так:





А есть еще другие разные раннекембрийские явственно сегментированные организмы. Тут достаточно вспомнить аномалокариса, опабинию, мареллу и прочих.
Кажется, все просто. Сприггина и ее родственные организмы к самому концу венда выработали комплекс адаптаций, которые стали возможны благодаря перестройке экосистем, увеличению содержания кислорода (второе кислородное событие, скажем так) и, соответственно, массовому поступлению в воду окисленных минеральных соединений. Это позволило продуцировать скелет, а дальше – уже знакомая история, которая началась т. н. кембрийским взрывом или, иначе, кембрийской скелетной революцией.
На практике все сложнее. Вендобионты все без исключения, как уже выше было сказано, имели особый тип симметрии – скользящего отражения. В этом случае сегменты не строго противопоставлены друг другу на обеих сторонах тела, а смещены с шагом в половину своей ширины. И так у всех. Нет ни одного исключения А вот у трилобитов и других сегментированных, начиная с самого раннего кембрия, уже нормальная симметрия без смещения. Эта неувязка не позволяет однозначно вывести членистоногих из вендобионтов.
Вот чуть ранее о генетическом аспекте вендской фауны я уже чуть-чуть говорил. Как раз в приложении к общей организации. Теперь, если немного расширить эту гипотезу, то представляется интересный сценарий.
Допустим, ближе к концу венда все потенциальные возможности, которые могли существовать, учитывая набор генов, вендобионты реализовали. В общем, ничего более качественного и не могло бы получиться. НОХ-гены управляют онтогенезом очень жестко, не давая организму оказаться устроенным иначе, чем его предки. А вендские организмы имели достаточно простую цепь НОХ-генов, которые, включаясь попеременно, запускали образование очередного сегмента тела
Могу предположить, что начавшаяся, так сказать, цефализация стоила вендобионтам значительных эволюционных усилий, но оказалась выгодной. Поэтому можно также предполагать, что и органы чувств начали смещаться в переднюю часть тела, либо тут начинал организовываться более крупный нервный узел (сложно представить себе многоклеточный организм, который может плавать, но не имеет нервной системы, а ергия плавала, например).
Допустим, два НОХ-гена, управлявшие образованием правых и левых сегментов соответственно, располагались в непосредственной близости друг от друга и имели, что логично, один механизм запуска – с помощью белков-морфогенов, как это есть и сейчас. В результате определенной мутации эта пара НОХ-генов стала активироваться одновременно и, соответственно, два сегмента стали закладываться одновременно. Вот и случается качественный скачок, отделяющий вендобионтов от настоящих билатерально симметричных животных.
Какие выгоды это дает? Сложно судить. Возможно, такая перемена произошла вовсе не с самыми крупными представителями эдиакарской фауны. Возможно, это дало новым видам иной способ передвижения и другую, более эффективную организацию нервной системы. Теперь можно было организовать полноценный головной отдел с парой органов чувств, а не в одним набором, как следовало бы в случае с попеременной закладкой. Вероятно, также появилась возможность избежать единообразия метамеров и перейти к новому, аллометрическому типу роста.
В целом, по ряду причин, новая организация оказалась эффективнее прежней и новые мелкие вендобионты постепенно закрепили это приобретение и развили его. От парного сегмента тела до конечности – один шаг, и в самом конце венда на сцене появляются мелкие членистоногие, которые уже в следующем периоде станут господствующей формой беспозвоночных в морях кембрия.

P. S. Все выше изложенное не претендует на научную истину или даже научную гипотезу. Это описание вероятного механизма, вполне очевидного и реализуемого. Было ли так на самом деле или же эдиакарская фауна никак с кембрийской не связана напрямую, мы, полагаю, точно не узнаем никогда или, по меньшей мере, в ближайшее время.
epoxyde: (Shegorath)
Как известно, мел-палеогеновое вымирание повлекло за собой практически тотальное вымирание динозавров. А это привело к выходу в лидеры млекопитающих. До сих пор нет единого мнения о причинах вымирания, но ясно, что это не был метеорит (к импактной гипотезе склоняется западная школа), так как следовало бы ожидать более или менее равномерного вымирания в рамках разных отрядов и, по меньшей мере, продленное существование динозавров после К-Т события.
Для начала нужно вспомнить, кто такие – динозавры. Это архозавры, когда-то огромная группа рептилий, которая в настоящее время представлена только крокодилами (крокодилы, аллигаторы, гавиалы). Экологический спектр динозавров был также весьма широк. Они заселили практически все среды обитания (до сих пор, правда, неизвестны динозавры с подземным, как у кротов, например, образом жизни). 160 миллионов лет динозавры практически единолично заправляли планетой.

За это время внутри группы выработались весьма прогрессивные адаптации, которые сейчас характерны более для млекопитающих. То есть, вопреки часто встречаемому мнению, динозавры не были эволюционно тупиковой или исчерпавшей резервы адаптационных возможностей группой. Конечно, на эволюционную линию сильно повлияла самая ранняя адаптация предков динозавров (рептилии вообще) – стремление к минимизации потерь воды.
В период своего расцвета динозавры были представлены всеми возможными размерными классами, самыми разнообразными типами питания, локомоции и поведения. Также вопреки стереотипу многие из динозавров могли быть теплокровными. Таковыми, по всей видимости, являлись летающие динозавры, возможно – морские. И это те из них, у кого теплокровность была истинной. В других группах могла иметь место так называемая реактивная гомотермия, когда большое по массе и размеру тело, нагреваясь за световой теплый день, за холодную ночь не успевало остыть, чем создавались благоприятные условия для пищеварения и обменных процессов. Поэтому динозавры смогли заселить и сравнительно более холодные и сухие области тогдашней Земли.
Некоторые динозавры имели четырехкамерное сердце, что является очень прогрессивным признаком. Крокодилы и сегодня имеют именно такое сердце, как у млекопитающих и птиц (которые, в общем, тоже являются динозаврами). Именно четырехкамерное сердце полностью разделяет артериальную и венозную кровь, создавая плацдарм для резкого повышения интенсивности метаболизма.
В целом, как вы поняли, динозавры были вовсе не самой застойной группой. Достаточно сказать, что именно они первыми освоили бипедальное движение – на двух ногах, освободив передние конечности. Млекопитающие смогли это сделать лишь сравнительно недавно. Даже более важно, что практически все четвероногие динозавры произошли от двуногих.
Итак, к концу мелового периода складывается весьма интересная ситуация. Млекопитающие, уже достигшие достаточно высокой сложности, все еще представлены скудно и, в основном, мелкими формами. Вообще, млекопитающие, находясь в подчиненном положении, не достигают крупных и даже средних размеров. Собственно, существование млекопитающих параллельно с динозаврами ничем сенсационным не является. В общем, он ничего не значит вообще.
Даже тот факт, что плацентарные млекопитающие известны из средней юры (160 млн. лет назад), ничего не меняет. Плацента не является решающим фактором эволюционного доминирования. Можно сказать, что она, в какой-то степени, является фактором, тормозящим процесс установления господства в экосистемах. Почему – поговорим дальше.
Длинное вступление имеет одну цель – подойти к проблеме: почему после К-Т события вымирают динозавры, но остаются млекопитающие. Вымирание носило протяженный характер. В течение нескольких миллионов лет происходило не вымирание, а обычное, в общем, снижение видового разнообразия пресмыкающихся. В то же время видовое разнообразие млекопитающих остается достаточно равномерным. Вымирают морские рептилии, большие группы раковинных головоногих. Вообще, таксономические потери морских экосистем практически также велики, как и потери экосистем наземных. Это лишний раз говорит против импактной гипотезы. Млекопитающие в этот период преставлены преимущественно примитивными триконодотов, однопроходных, сумчатых, немногочисленными плацентарными. Подавляющее большинство их мелкие насекомоядные животные.
Этот факт очень важен для понимания взаимоотношений млекопитающих и динозавров. Пищевая специализация накладывает сильный и достаточно характерный отпечаток не только на строение, но и на поведение животного или насекомого.
Кто такие – насекомоядные? Самые примитивные в отношении устройства пищеварительной системы животные в весьма простыми поведенческими паттернами. Это, скажем так, отправная точка эволюции млекопитающих. Именно питание насекомыми позволяет в дальнейшем специализироваться в направлении хищничества, а равно и травоядности. Насекомые (а также черви, многоножки и пр.) всегда были самым доступным пищевым ресурсом, поэтому вовсе не удивительно, что первые млекопитающие были совсем не хищниками или травоядными. Такая стратегия исключает мелких и экологически подавленных предков млекопитающих из конкурентной борьбы с крупными пресмыкающимися.
Насекомоядные и сейчас весьма архаичны, у них слабая дифференциация зубов. Хотя, даже тут есть свои эволюционные петли. Первоначально предки млекопитающих – цинодонты – имели отчетливо выраженные клыки и жевательные зубы, а у тритилодонтов уже появляются зубы, похожие на резцы грызунов. Упрощение зубов у первых млекопитающих имеет вторичный характер и связано, по всей видимости, как раз с переходом в подчиненное положение и последовавшим изменением рациона.
Именно ввиду такого положения маммалий в экосистемах представляется маловероятным тот факт, что они вступили в конкурентные отношения с динозаврами и в итоге вытеснили последних. На возражения могу парировать: а кто же тогда вытеснил ихтиозавров и плезиозавров в морях, где у них, по сути, конкурентов и не было. А также не ясно, каким образом млекопитающие смогли вытеснить птеродактилей.
Если же они (млекопитающие) это сделали, то почему не вымерли черепах, крокодилы, змеи, которые в плане размножения ничем особенно от динозавров не отличаются.
Часто млекопитающих считают виновными в вымирании динозавров через появление таких групп, которые питались яйцами и детенышами рептилий. Но и у этой гипотезы есть существенные затруднения. Яйцееды существовали столько, сколько существует животный мир. Среди динозавров были такие, кто питался яйцами других видов. Это небольшие по своим размерам рептилии, которые успешно существовали всю историю динозавров и также вымерли в конце мелового периода. Млекопитающие, если и питались яйцами динозавров, то такие группы не были многочисленными и между ними должны были существовать конкурентные отношения, приводящие к стабилизации и оптимизации их численности и балансировке экосистемы с их участием. То есть, они не могли в принципе «съесть» все яйца. Маловероятно даже, что они выедали значительное количество этих яиц, сравнимое, хотя бы, с естественными потерями.
Потомство динозавров – кладка – было избыточным и небольшим по размерам. Это реализация стратегии массированного размножения с последующей высокой смертностью, которая наиболее ярко реализуется у рыб и, например, паразитических червей (цепней, аскарид и т. д.), которые откладывают тысячи яиц, из которых выживает несколько штук. Кладки динозавров содержат зачастую не один десяток яиц, что для выживания многих видов было избытком. Малочисленные крупные виды могли себе позволить потерять большинство яиц или детенышей.
Мелкие же виды динозавров, по всей видимости, вырабатывали (и, таки, выработали) охранительное поведение, которое для крупных было бы проблемой (скорее затопчешь малышей). Однако у некоторых крупных видов можно найти примеры именно такого поведения.
В настоящее время яйцеедов никак не меньше, чем в меловой период, но крокодилы, черепахи и змеи чувствуют себя прекрасно. Да и множество птиц, которые откладывают яйца в наземные гнезда, вовсе не собираются вымирать по причине того, что их яйцами кто-то питается.
Причина вымирания динозавров, видимо, совсем не в конкуренции с первыми млекопитающими, которые не могли конкурировать с ними в принципе. Давайте попробуем предположить, что произошло на границе мелового и палеогенового периодов.


Морганукодон – представитель протомлекопитающих возврастом в 200 миллионов лет. Долгое время подавляющее большинство млекопитающих на Земле были почти такими же.

В меловом периоде география материков Земли постепенно приходит к знакомому нам виду, формируются очертания современных континентов и океанов. К середине мела уровень океанов поднимается, что, вероятно, происходит в результате заметного потепления климата, а это влечет за собой повышение влажности воздуха и изменение климатического зонирования планеты. Благоприятные для динозавров условия и, в общем, не менее благоприятные для млекопитающих, которые спокойно питаются насекомыми и не пытаются конкурировать с динозаврами.
Однако к концу мела ситуация меняется. Климат становится холоднее и суше. Это может заставить нас думать, что динозавры вымерли как раз из-за снижения температур. Но их предки прекрасно пережили сухой и относительно холодный климат триаса. Да и понижение было коротким – к самому концу мела температура вновь повышается.
Меловой период в целом ознаменовался радикальной сменой природных сообществ, что вместе с переменой климата создало большие проблемы для пресмыкающихся. И дело, видимо, даже не в том, что динозавры, как говорят, отравились алкалойдами распространившихся повсеместно цветковых, а в том, что изменился характер экосистем. Крупные травоядные динозавры, которые почти все имели огромные размеры, оказались не у дел. Это поставило проблему существования крупных хищников, которые питались крупными травоядными. Что произошло в море – не совсем понятно, но и тут смена планктонных сообществ и общая перемена в циркуляции воды нанесла серьезный удар по мегафауне.
Но есть еще один интересный момент. Первые млекопитающие – очень мелкие, уязвимые существа, существование которых отягощается еще и тем, что потомство у них рождается часто недоразвитым, не готовым к полностью самостоятельной жизни. Нужно достаточно длительное время, чтобы выкормить детенышей. Потомство яицекладущих и сумчатых невелико, а плацентарные отягощены периодом беременности. Но даже при этих ограничениях мелкие млекопитающие достаточно многочисленны, так как вырабатывают достаточно эффективные стратегии заботы о потомстве (вскармливание молоком – очень эффективная стратегия, которая позволяет детенышам расти быстрее).
А что будет, если на популяцию крупных цератопсов и мелких каких-нибудь морганукодонтов будут действовать одни и те же факторы среды? Допустим, они неблагоприятные и приводят к гибели некоторой части животных. Естественно предположить, что погибали и те, и другие. Никакого особенного, решающего преимущества млекопитающие не имели и не имеют. Точно также они подвержены действию неблагоприятных условий среды, точно также страдают от голода, холода, наводнений, пожаров. Но у них, все же, есть одно значимое преимущество. Это количество особей в популяции и скорость размножения.
Крупный динозавр не способен быстро дать потомство, для чего нужно сначала дожить до половозрелого возраста. Также крупные виды всегда малочисленны, в противном случае нарушается баланс в экосистеме и они так или иначе уничтожат ее или вымрут.
Потеря одной особи, не вошедшей в стадию размножения для крупных динозавров – событие, существенно влияющее на дальнейшую судьбу всей популяции. Потеря даже десятка особей мелких млекопитающих – сильный, но вовсе не самый фатальный удар для их популяции. Те, которые выжили, дадут потомство в очень короткие сроки.
Небольшие размеры и короткий срок жизни – вот два отличных эволюционных тренда, которые позволили млекопитающим пережить гиганстких рептилий, совершенно не вступая с ними ни в какие существенные конкурентные отношения. Короме всего прочего, мелкие животные практически никогда не становятся объектом охоты крупных животных (лев не станет ловить мышей).
Возможно, уже на излете своей истории динозавры и предпринимали попытки уйти из крупных размерных классов, но на фоне уже развившегося тотального и фатального кризиса внутри группы архозавров эти попытки не имели сколько-нибудь существенного эффекта, так как время, отведенное на них было крайне ограничено.
В то же время млекопитающие с вымиранием динозавров вдруг обнаружили, что существует множество возможностей для экологической иррадиации и увеличения видового разнообразия.
Можно сказать, что конкуренция между динозаврами и млекопитающими началась только тогда, когда первые перешли точку невозврата в процессе собственного вымирания, которое, напомню, было не вымиранием как таковым, но носило характер невосполняемого уменьшения таксономического разнообразия.
Пожалуй, на сегодня это и все.
epoxyde: (Shegorath)
Это проблема, обратная проблеме, поднятой в фильме «Двухсотлетний человек» и, соответственно, в его первоисточнике – книге Айзека Азимова.
Некий человек, допустим, живущий в недалеком будущем (веке в 22-23) получает травму, затрагивающую в итоге и те части мозга и нервной системы вообще, которые отвечают за безусловные реакции, за то, что сознание не контролирует или контролирует слабо и опосредованно. Так как его страховка и/или ответственность какой-либо организации предусматривает его лечение, ему предлагают заменить утраченные или поврежденные части нервной системы искусственными (допустим, такие же позитронные, как в книге Азимова). Либо же эту замену производят по его предварительному согласию, либо в соответствии с содержанием медицинской страховки, либо по желанию кого-то другого (матери, жены, детей и т. д.), либо... тут только фантазия.
Человек полностью выздоравливает, но через некоторое время решает заменить часть своих органов искусственными. Такая возможность есть, а также может быть вариант, что не все его органы полностью восстановились. Через какое-то время происходит убийство, затем еще одно. Расследование спотыкается о практически идеальное их совершение. Планирование и заметание следов говорит о том, что к преступлению тщательно готовились.
Следствие на преступника выводит какая-то совсем незначительная деталь или несколько деталей, которые не могут быть связаны вместе ни кем, кроме позитронного интеллекта, который находит в них определенную логику, а также указывает на то, что жертвы работали над какими-либо важными проектами или занимали ключевые должности. При анализе их деятельности выясняется, что их работа несет определенную угрозу (разработка оружия или что-то другое), но только в будущем и неявно, так как это зависит от некоторых факторов, анализировать которые человеку сложно. Это наводит на мысль о том, что преступления совершены подобным же позитронным мозгом. Это ставит под подозрение нашего главного героя, который, в общем, совсем, казалось бы, не при делах. Но дальнейшие действия и еще несколько убийств однозначно раскрывают его. На судебном процессе решается вопрос о наказании.
Собственно, вся драма заключается в вопросе: как наказывать убийцу? Как человека, который преднамеренно совершил преступление? Или же... В общем, где грань между человеком и его сознанием и машиной, способной на точный и хладнокровный расчет одновременно с осознанием значимости человеческой жизни и ценности каждого отдельного человека. Поднимается вопрос морали: решение устранить несколько человек через их убийство для блага всего человечества. Кто принимает решение – человек или машина...
Как-то так.
epoxyde: (Shegorath)
6. ПЯДЕНИЦЫ БЕРЕЗОВЫЕ. Почему учебники используют изображения березовых пядениц, маскирующихся на стволах деревьев, как свидетельство естественного отбора, тогда, как биологам с 1980-х годов известно, что пяденицы обычно не отдыхают на стволах деревьев, и что все рисунки были сфабрикованы?
На бабочках Biston betularia было продемонстрированно явление так называемого индустриального меланизма, обусловленного изменением окружающей среды под воздействием промышленности.
Вопреки критике известно, что до середины 19 века в популяциях B. Betularia не встречались особи с темной окраской. Типичная пестрая светлая окраска для этих бабочек являлась покровительственной. С середины 19 века начинают появляться особи с темной окраской. Постепенно происходит практически полное замещение светлоокрашенных особей темными (к концу 19 века более 90% популяции было представлено темными особями).
Однако явление меланизма среди B. Betularia имело явную приуроченность к крупным промышленным районам Англии. По мере удаления от них преобладание светлой формы восстанавливалось. А в настоящее время популяции B. Betularia с преобладанием меланистов встречаются только в Ирландии, на юго-западе Англии и севере Шотландии.
Не только наличие копоти на стволах послужило предпосылкой для появления меланистов, но и отсутствие лишайников, что делало рисунок поверхности березовых стволов более контрастным. Это даже более значимая причина появления меланистов, чем традиционно обсуждаемое покрытие деревьев сажей.
Критика же относительно сфабрикованных рисунков достаточно слаба, так как было показано, что бабочки B. Betularia использую не только березовые стволы для отдыха, но и любые другие поверхности, которые не контрастируют с окраской самой бабочки. Это пример плейотропного действия генов. В этом отношении совершенно не важно, отдыхали ли бабочки на стволах берез или где-то еще.
Меланизм увеличил выживаемость темной формы и привел к увеличению частоты мутантного аллеля в условиях промышленного загрязнения. С уменьшением последнего численность темных форм уменьшается. Это пример транзиторного полиморфизма, который носит временных характер.


7. ВЬЮРКИ ДАРВИНА. Почему учебники утверждают, что изменения клювов у вьюрков Галлапагосских островов во время сильной засухи могут объяснить происхождение видов посредством естественного отбора, тогда как изменения были возвращены обратно после того, как засуха закончилась, и никакой чистой эволюции не произошло?
Классический пример разнообразия формы клювов у галапагосских вьюрков достаточно хорошо изучен. Однако явление преобладания особей с более толстыми клювами, способными к вскрытию плодов с более твердой оболочкой, также служит хорошим примером адаптаций к условиям обитания и, следовательно, примером механизма эволюции.
Во-первых, сам факт преобладания во время засухи особей с более толстыми клювами говорит о наличии отбора по этому признаку в конкретных условиях обитания. Во-вторых, он показывает, в каком направлении при условии длительной засухи пойдет отбор. В-третьих, возвращение признака к состоянию исходного после прекращения засухи служит опять же примером механизма естественного отбора.
Однако даже в этом случае время, предоставленное для работы механизмов отбора, было пренебрежимо малым в сравнении со сроками, которые занимает нормальное видообразование даже в самых благоприятных условиях. Время жизни одной особи в данном случае сравнимо с периодом смены условий обитания (годы и десятилетия), поэтому ожидать в такой ситуации явное видообразование сложно.


8. МУТИРОВАВШИЕ ПЛОДОВЫЕ МУШКИ. Почему учебники используют дрозофил с дополнительной парой крыльев как свидетельство того, что мутации в ДНК могут обеспечивать эволюцию «сырьем», при том, что дополнительные крылья не имеют мышц, и эти искалеченные мутанты не могут выжить вне лаборатории?
Эксперименты с использованием дрозофил не имеют цели продемонстрировать процесс эволюции. В ходе таких опытов исследуется работа генетического аппарата, закономерности наследования и принципы регуляции развития организмов.
Широко известные примеры получения особей с развитой второй парой крыльев или конечностями вместо усиков – это примеры направленного изменения активности и порядка работы генов в генетическом аппарате мух. Цель такой работы – выяснение в том числе и того, какие гены какими процессами развития управляют.
В частности, на дрозофилах была показана работа НОХ-генов, избирательной активацией которых был целенаправленно изменен ход эмбрионального развития особей. Примеры мух со второй парой крыльев лишь показывают, как именно работает регуляторная система НОХ-генов.
Также, как и предыдущий пример, остальные лабораторные мутации вызываются искусственно, а особи с такими мутациями выживают, благодаря создаваемым условиям. Однако даже тогда многие мутации дают летальный результат.
В естественных условиях такие мутации никогда не возникают, а появившиеся летальные мутации быстро изымаются из популяции благодаря гибели их носителей. В остальных случаях разнообразные мутации (в том числе и лабораторные) не являются летальными и действительно могут служить материалом для дальнейшего отбора.


9. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛЮДЕЙ. Почему рисунки художников, изображающих обезьяноподобных людей, используются для оправдания материалистических утверждений о том, что мы всего лишь животные и наше существование – это простая случайность, тогда как эксперты по окаменелостям не могут прийти к согласию даже в том, кем были наши предполагаемые предки и как они выглядели?
Сейчас известно множество ископаемых останков, принадлежащих, несомненно, гоминидам, для которых свойственна характерная форма черепа (и костей, его составляющих). Проблема не в отсутствии или наличии ископаемых остатков и их возрасте, а в их полноте. Большинство ископаемых гоминид представлено фрагментарно и только с момента, когда наши предки начали целенаправленно хоронить умерших, можно находить более или менее полные скелеты и их части.
По мере изучения таких ископаемых остатков меняется представление и о том, как выглядели те, кому они принадлежали. Если в 19 веке все реконструкции основывались больше на представлениях авторов об облике предков, то в 21 веке используется множество достаточно достоверных методов реконструкции внешности. Все они основываются на принципе актуализма, что в данном случае вполне правомерно.
Поэтому меняется и изображение предковых форм человека в литературе. Однако никогда такие иллюстрации в школьном учебнике (да и в любом другом) не использовались для сопровождения мысли о том, что человек – всего лишь животное. Более того, уже давно известно, что многие из предполагаемых предков человека имели достаточно развитую культуру (хотя и примитивную по отношению к культуре, появившейся в сообществе человек разумного).
Многочисленные находки останков гоминид не противоречат эволюционной теории. Наоборот, они полностью согласуются с нею и показывают, что даже такие высокоорганизованные существа, как высшие приматы, также подвержены действию факторов эволюции и, в частности, естественному отбору.


10. ЭВОЛЮЦИЯ КАК ФАКТ? Почему нам говорят, что Дарвиновская теория эволюции является научным фактом, в то время как многие из ее утверждений основаны на искажении фактов?
Неизвестно сколько-нибудь значительных фактов преднамеренного искажения фактов, которые бы повлияли на теорию эволюции и тем более привели бы к ее пересмотру. Известные и часто упоминаемые примеры относятся к частным областям (например, к антропогенезу), но никак не влияют на картину в целом. Тем более, в теории эволюции нет утверждений, но существуют предложенные механизмы эволюции.
Эволюция и в самом деле является фактом. Это следует из многочисленных наблюдений (наблюдением называется не только исследование в реальном времени, но и изучение внешних проявлений уже произошедшего процесса, например), которые показывают изменчивость живых организмов как в настоящее время, так и в далеком прошлом.
Исследование ископаемых остатков демонстрирует множество самых разнообразных форм, которые уже не встречаются в настоящее время (трилобиты, динозавры, псилофиты, древовидные плауны и многие другие). Но это – только часть наблюдаемого процесса. Множество форм живых организмов (животных и растений) появляются в летописи в разное время и в разное время исчезают.
Так, например, остатки трилобитов появляются позже остатков вендобионтов, остатки хелицеровых – позже остатков трилобитов, а остатки насекомых – позже хелицеровых. Эта последовательность нигде не нарушается. В отложениях кембрия нет остатков насекомых, а в отложениях моложе пермских уже никогда не встречается трилобитов, хотя насекомые представлены очень широко.
Та же ситуация имеет место и в отношении множества других ископаемых остатков, которые появляются в геологической летописи в определенное время, а позже из нее полностью исчезают. При этом подавляющее большинство из них (а именно, все ископаемые, начиная с кембрия) демонстрируют общую линию изменений, ведущую к современным организмам. По мере продвижения вверх по геологической шкале встречаются виды разной степени близости к современным. Чем меньше возраст отложений, тем более часто в них встречаются формы, однозначно схожие с современными и тем меньше остатков более примитивных организмов.
Существование так называемых реликтов (примерами могут служить латимерия, перипатус, гинкго и другие) никак не нарушает эту картину. Действительно, в предшествующие геологические эпохи эти организмы занимали доминирующее положение в экосистемах и были очень многочисленны. А в настоящее время они представлены отдельными видами и монотипическими крупными систематическими группами (латимерия, например, единственный представитель кистеперых). При этом не имеет значения возраст таксона. Современные виды реликтов не существуют также долго, как и весь более крупный таксон. Латимерия, например, в ископаемом состоянии не встречается, как и гингко, не смотря на находки похожих видов. В каком-то смысле эта ситуация аналогична гипотетической находке ископаемого камышового кота через миллион лет и сравнения его с домашней кошкой, которая, возможно, доживет до этого времени. Их скелеты будут практически идентичны.
В настоящее время нет ни одной другой гипотезы, которая бы непротиворечиво объясняла весь существующий набор наблюдений процесса смены организмов в геологической летописи. Только теория эволюции наиболее достоверно объясняет эти наблюдения.
Здесь очень важно четко разделять понятия «теория» и «гипотеза». Гипотеза – это предположение, высказанное на основании некоторого наблюдения (эксперимента). Теория же – это предположение, подтвержденное экспериментально или наблюдениями. Идея эволюции в момент своего появления была гипотезой. Со временем она подтвердилась множеством наблюдений (находками ископаемых организмов и выявления закономерностей их залегания), исследованием особенностей физиологии и биохимии организмов, изучением работы генетического аппарата.
Теория эволюции также продемонстрировала и предсказательную способность. Так, были найдены такие ископаемые формы, которые предсказывались эволюционной теорией, как необходимые для крупных эволюционных преобразований (выход животных на сушу, различные крупные адаптации и т. д.).
Нет сомнений в том, что теория эволюции в том виде, в каком она была сформулирована Дарвином, уже частично потеряла свою актуальность. Однако сама идея эволюции и большинство предложенных ее создателем механизмов по сей день не опровергнуты, но даже расширены и уточнены.
С развитием генетики теория эволюции получила новый толчок к развитию и была преобразована в синтетическую теорию эволюции (синтез теории эволюции и генетики). Это послужило началом целой цепи больших открытий, которые привели к еще более глубокому пониманию процесса эволюции.
Теория эволюции, в отличие от всех альтернативных гипотез, соответствует всем критериям научности, которые предъявляются к любой научной идее. Так, теория эволюции соответствует принципу Оккама, так как объясняет эволюцию организмов при помощи минимально необходимого набора механизмов (отсутствие «высшей силы», в частности, является очень сильной позицией).
Также теория эволюции отвечает критерию Поппера. Гипотетически теория эволюции может быть опровергнута, для чего достаточно обнаружить факты, которые не согласуются с нею и не могут быть объяснены в ее рамках. Такими фактами могут быть следующие:
- радикально различные цепочки ДНК у разных организмов, которые демонстрируют множество внешних общих признаков (например, цепочки ДНК человека и шимпанзе). В этом случае кладистический анализ давал бы результаты, противоречащие существованию эволюционных деревьев;
- генетический код организмов может быть совершенно различным, так как нет никаких ограничений на последовательность генов. Вместо этого в генетическом коде множество одинаковых генов и их последовательностей, а все нарушения и отличия расположены так, что делают эволюционное дерево еще более подтвержденным;
- отсутствие существенной разницы между фаунами разных эпох или разных континентов, которые не контактировали между собой длительное время (например, фауна Австралии резко отлична от фауны Южной Америки и Азии);
- обнаружение в породах, принадлежащих другим отдаленным эпохам остатков организмов, которые не могли обитать в то время в соответствии с существующей теорией эволюции (классическим примером является ответ Джона Холдейна на вопрос о том, какая находка могла бы сфальсифицировать теорию эволюции: Ископаемые кролики в докембрии!).
Таким образом теория эволюции вполне опровержима, так как предоставляет для этого множество возможностей, но до сих пор никем не опровергнута. Она также не имеет равных себе в отношении достоверности и непротиворечивости гипотез.


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ:
Гипотеза о сотворении имеет право на существование, этого требует свобода слова и вероисповедания. Но нельзя приравнивать друг к другу мнение отдельного человека или даже группы людей и строгую научную теорию, разработкой которой занимается целое научное сообщество.
Изучение теории эволюции в школе призвано интегрировать знания учащихся, полученные из всего курса биологии, показать единство живого мира и дать представление о механизмах и процессах, которые привели к существующему разнообразию жизни и поддерживают его.
Теория эволюции формирует более полноценное мировоззрение, качественно отличающееся от такового, формируемого библейскими представлениями о сотворении мира. Но именно она стала объектом усиленного давления со стороны представителей различных конфессий. О причинах этого можно только догадываться, но одной из них (и существенной) является тот факт, что теория эволюции косвенно (в ней нет никаких прямых указаний на это) отрицает существование разумного замысла в появлении живого.
Десять вопросов, на которые были даны ответы, являются, однако, следствием не сомнений в теории эволюции, но следствием глубокого непонимания и откровенного незнания биологии. Дело в том, что понимание теории эволюции требует достаточно глубокого знания собственно биологии, а также других наук (химии, физики, астрономии и пр.), определенного типа мышления и достаточно широкого кругозора.
Десять вопросов, ответы на которые даны выше, предназначены учителю биологии в школе, которому вполне допустимо не быть в курсе последних открытий в науке, в том числе и в биологической. Но многие из этих вопросов требуют от него больше знаний, чем необходимо ему в повседневной работе. Поэтому с высокой долей вероятности школьный учитель биологии на эти вопросы ответит плохо или не ответит вообще.
Ученику же и вовсе будут непонятно большинство из ответов, так как почти каждый обращается к более узким разделам биологии, чем это возможно при изучении школьного курса. Ученик просто не обладает всеми необходимыми знаниями для достаточного понимания данных ответов.
Теория эволюции – это сложная система знаний, которая, вероятно, никак не проще, но, может быть, даже сложнее квантовой физики. Поэтому и ответы на большинство вопросов даже в том объеме, в каком они присутствуют здесь, будут неполными. В отличие от традиционного для библии «так создал бог», ученый и учитель не могут обойтись односложными ответами вроде «так получилось». Напротив, их задача и состоит в том, чтобы дать исчерпывающий ответ. А это, как можно увидеть, достаточно сложно именно ввиду разности в объеме знаний ученика и учителя.
epoxyde: (Shegorath)
1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЖИЗНИ: Почему учебники утверждают, что эксперимент Миллера-Урея 1953 года показывает, как строительные блоки жизни появились на ранней Земле, тогда как условия на ранней Земле были не такими, как использовались в эксперименте, а происхождение жизни (эволюционное) остается тайной?
Эксперимент Миллера строился на предположении о том, что биогены появились в газовой фазе, в первичной атмосфере Земли при посредстве электрических разрядов (молний).
На данный момент и в самом деле нет единого мнения о том, какой именно была первичная атмосфера, какие газы и в каких соотношениях в ней содержались. Однако в одном все предположения сходятся: первичная атмосфера носила восстановительный характер. Иначе, она не содержала свободного кислорода
Кроме того, анализ вулканических газов позволяет предположить с высокой степенью достоверности, что в первичной атмосфере присутствовали такие соединения, как азот, оксиды серы, вода, метан, углекислый газ, сероводород, некоторое количество водорода. Возможно, аммиак и другие неорганические и простые органические соединения. Возможно, в атмосфере содержалось также некоторое количество фосфинов.
Даже, если Миллер не угадал с конкретным составом реакционной смеси, в результате его эксперимента получились весьма сложные органические соединения (22 аминокислоты разного строения), которые ранее считались безусловными признаками жизни. Дальнейшую судьбу этих соединений (после синтеза в первичной атмосфере) Миллер не исследовал.
В настоящее время показана возможность синтеза сложных органических соединений на каталитических матрицах алюмосиликатов, которые широко встречались в катархее. Кроме этого, опыт Миллера длился одну неделю. Длительность катархея – многие миллионы лет.
Помимо всего прочего, в реакционной смеси Миллера обнаружились сахара, липиды и предикторы нуклеиновых кислот. Это достаточно веский аргумент в пользу того, что подобный синтез может идти в самых разнообразных условиях.
Как правило, от опыта Миллера и подобных ему требуют сразу же получить едва ли не ДНК и все ее окружение. Но в данном случае первоначальная посылка – все организмы должны иметь ДНК – некорректна. ДНК – позднее приобретение. До нее функцию хранения информации выполняла РНК, которая, в том числе, могла выполнять и функции белков (рибозимы). Собственно функция хранения наследственного материала также не является основной для РНК, а вполне могла быть приобретена, как способ отражения наиболее удачных конфигураций настоящих белков-ферментов, которые появились значительно позже либо значительно позже стали выполнять ту функцию, которую мы теперь называем каталитической.
Простые самореплицирующиеся системы могут удачно существовать на стадии, весьма значительно отдаленной от той, которую теперь называют жизнью. Но и среди них уже действует отбор по признаку наиболее устойчивых. А нарушения в процессе репликации порождают разнообразие таких систем.


2. ДЕРЕВО ЖИЗНИ ДАРВИНА. Почему в учебниках не обсуждается «Кембрийский взрыв»? Большинство основных групп животных (типы) появляются в летописи окаменелостей вместе и полностью сформированными, вместо того, чтобы разветвляться от общего предка. Это противоречит теории эволюции.
Термин «кембрийский взрыв» используется, в основном, в научно-популярной литературе и для привлечения внимания. Более корректное название – кембрийская скелетная революция. Это название более точно отражает суть произошедших перемен.
Не стоит забывать, что школьный учебник имеет своей целью построение первоначальной целостной картины мира. Учебник биологии в свете теории эволюции должен сформировать у учащихся представление о процессе биологической эволюции, который в итоге и привел к появлению человека.
В этом контексте события периода времени до кембрия не имеют никакого образовательного значения. Так как докембрийские фауны были самостоятельными и потомков после них не осталось, докембрийские организмы существуют в системе школьных знаний о теории эволюции обособленно ввиду отсутствия прямых связей с современными.
С позиции организации учебного процесса факт существования докембрийских биот может обсуждаться в расширенном курсе биологии, на факультативе или же в рамках биологического кружка.
Вторая часть вопроса поставлена совершенно некорректно, а сам вопрос содержит больше противоречий креационизму, чем может показаться. Прежде всего, разнообразие организмов периода скелетной революции показывает, что большая их часть существует только в этот короткий промежуток времени. Далее они не встречаются.
Разнообразие форм организации при общих, в целом, принципах, положенных в основу, говорит о том, что многие организмы являются потомками более примитивно устроенных и существовавших ранее.
Уже в докембрии известны косвенные признаки существования сегментированных билатерально симметричных животных организмов, которые вели придонный образ жизни. Этот факт говорит о том, что этот план строения вовсе не уникален.
Также существует вполне обоснованное мнение о том, что в конце докембрия произошла радикальная перемена состава атмосферы. Значительно вырос уровень содержания кислорода, а также в результате движения литосферных плит сформировались условия для хорошей аэрации океанических вод в масштабе всей планеты.
Такая перемена позволила перестроить биологические сообщества. Но наиболее важным приобретением стал, по всей видимости, качественно иной метаболизм с высокой энергетической эффективностью. Это позволило многим организмам выйти в более крупный размерный класс и обзавестись более твердыми покровами либо внутренним скелетом. Поэтому событие называется скелетной революцией.
Тем более, события начала кембрийского периода теории эволюции не противоречат. Это хороший пример работы естественного отбора в условиях множества возможностей для реализации потенциала изменчивости организмов, до того находившихся в подчиненном положении в экосистемах, но со сменой условий обитания и вымирания господствовавшей фауны (эдиакарская биота) получивших возможность занять доминирующее положение.


3. ГОМОЛОГИЯ. Почему учебники определяют гомологию как сходство вследствие общего предка, а потом утверждают, что гомология является свидетельством общего предка – мышление по кругу, выдающее себя за науку?
Учебники не определяют гомологию органов, как результат наличия общего предка. Определение гомологии не отсылает к теории эволюции, но в рамках эволюционной биологии служит в качестве иллюстрации изменчивости организмов, связанных эволюционным родством.
В целом, определение гомологичных органов таково: органы или их части, выполняющие разные функции при одинаковом происхождении. В этом ключе гомологами являются конечности рукокрылых и человека, которые не связаны ближним родством. Также гомологичными являются конечности птиц и млекопитающих (и их кости), хотя обе эти группы разошлись в процессе эволюции раньше, чем разошлись птицы и пресмыкающиеся.
Таким образом в определении гомологии отсылка к общему предку не является необходимой. Однако гомология показывает, как в процессе эволюции видоизменяются органы, имеющие одно происхождение. И в этом ключе она правомерно трактуется, как следствие общего происхождения организмов и, соответственно, наличия у них общего предка.


4. ЭМБРИОНЫ ПОЗВОНОЧНЫХ. Почему учебники используют рисунки схожести эмбрионов позвоночных как свидетельство в пользу общего предка, в то время как биологам уже более ста лет известно, что эмбрионы позвоночных не являются наиболее похожими на их ранних стадиях, и что рисунки фальшивые?
Если за основу понятия «сходство» берется фактическое внешнее сходство, то эмбрионы разных групп и не могут быть похожи друг на друга ввиду разного устройства яйца (разное содержание желтка и размер желткового тела), а также разного характера деления.
Вопреки распространенному мнению, биогенетический закон в формулировке Геккеля практически сразу же был подвергнут критике сторонниками эволюционной теории, так как был схематичным и неполным.
Уже в начале 2о века были сформированы более точные представления об эмбриональной рекапитуляции. Тогда же А. Н. Северцов уточнил, что в ходе эмбрионального развития происходит повторение признаков эмбрионов предковых групп, а не взрослых особей. Ярким примером эмбриональной рекапитуляции является наличие у зародышей сухопутных позвоночных жаберных дуг и жаберных мешков.
Но зародыши позвоночных – это известный пример рекапитуляции. Именно его наиболее активно обсуждают, упуская множество очень ярких примеров этого явления среди беспозвоночных (например, среди членистоногих и, в частности, ракообразных). Во многих таких случаях биогенетический закон выполняется практически полностью в соответствии с формулировкой Геккеля.
В применении к обучению биологии наиболее важное значение имеет факт сходства общего плана эмбрионального развития, так как он формирует важное представление об общности происхождения организмов (в данном случае – позвоночных). Помимо этого, в учебниках явно упоминается, что биогенетический закон в его изначальной, «геккелевской» формулировке уже не является актуальным.


5. АРХЕОПТЕРИКС. Почему учебники изображают эту окаменелость как переходное звено между динозаврами (рептилиями) и современными птицами, тогда как современные птицы вероятнее всего не произошли от археоптерикса, а предполагаемые предки археоптерикса появляются в летописи окаменелостей спустя миллионы лет (согласно эволюционной шкале)?
С момента обнаружения в 19 веке останков археоптерикса никем не ставился под сомнение тот факт, что этот вид не является предковым для современных птиц. Тогда уже было известно, что археоптерикс существовал одновременно с первыми птицами. Дальнейшее изучение останков лишь укрепило представление о том, что археоптерикс вообще не принадлежит к эволюционной ветки птиц.
Также в настоящий момент не ставится под сомнение и то, что археоптерикс не мог летать (под полетом понимается такой механизм полета, какой демонстрируют современные птицы, рукокрылые и, вероятно, ископаемые летающие пресмыкающиеся). Устройство его конечностей говорит о том, что, если он и мог летать, то это были примитивные машущие движения, а крылья не могли подниматься над спиной, как это происходит у птиц.
Однако именно археоптерикс послужил ярким примером переходной формы между рептилиями и птицами. И служит таким примером до сих пор.
Во-первых, это одни из наиболее полно сохранившихся останков такого рода. Во-вторых археоптерикс наиболее ярко демонстрирует смешение типично птичьих (перья и, частично, устройство конечностей) и типично рептилоидных (строение черепа, осевого скелета) черт строения. Тем самым он указывает на принципиальную возможность эволюции пресмыкающихся в направлении птиц.
Впоследствии было сделано множество находок (наиболее яркие – из Китая в последние годы), показывающих, что различные группы динозавров, даже те, в которых не обнаруживается изменений в направлении приобретения способности к полету, имели перьевой покров разной степени выраженности.

    epoxyde: (Shegorath)


    В этой фотографии есть маленькая загадка, так сказать, тайна двух человек, связанных между собой настоящей дружбой и совершенной непримиримостью в спорте. До конца своей жизни никто из них так и не дал ответа на вопрос, который совершенно невзначай поставил фотограф: кто же кому передавал бутылку? Мелочная ситуация, рядовая для любой велогонки, выросла в исторический спор между профессионалами и любителями велоспорта.
    Джинно Бартоли и Фаусто Коппи выступали в гонке Тур де Франс в 1952 году, когда одному из них понадобилась вода. Второй тут же пришел ему на помощь. Но так до сих пор и неизвестно, кто - кому.
    epoxyde: (Shegorath)
    Мы с младшей сестрой пишем ей курсовую работу. Я выступаю консультантом и, заодно, корректором. Тема, в общем, сходна с моей за исключением того факта, что за почти 10 лет и мое понимание темы изменилось, и средства стали более совершенными, так что теперь не приходится изворачиваться и находить совершенно нетрадиционные решения. Все есть под рукой, в интернете.
    Так вот сам за собой заметил, что за прошедшие с момента сдачи своей дипломной работы годы мой личный словарный запас в профессиональной области значительно расширился, а мысли я теперь формулирую гораздо яснее и строже, чем тогда. Эх, меня бы сегодняшнего, да на мой тогдашний диплом!
    epoxyde: (Shegorath)
    Один из постов во френдленте натолкнул меня на мысль написать свой.
    Когда мы снимаем природу, забирая в кадр небо, нам в процессе обработки хочется передать зрителю ощущение глубины увиденного. Что мы делаем? Правильно, задираем насыщенность тех участков, куда небо попало. Часто добавляют контраста, совсем не понимая сути происходящего.
    Вообще, так повелось, что цветовой охват пространства RGB смещен в зелено-желто-красную сторону. Синего в нем совсем чуть-чуть. Настоящий цвет неба - это в среднем 0-127-255 в каналах RGB.



    Верхняя полоса - спектр от 0-0-255 до 0-200-255. Цвет неба попадает в узкую часть этого спектра. На самом деле, одним только синим, как видим, небо не характеризуется. В свете и цвете неба присутствуют другие цвета, а на деле - все цвета спектра, каждый в меру своего рассеивания в атмосфере. Более насыщенное небо можно получить с помощью поляризационного фильтра. Даже не более насыщенное, а более глубокое и контрастное по отношению к другим объектам. Это не значит, что туда добавится синевы.
    Второе, что обычно забывается, то, что небо является источником рассеянного света, который подсвечивает тени от Солнца. Не будь атмосферы и так называемого «света неба» (так этот эффект называется в трехмерной графике - skylight), тени были бы абсолютно черными, как на Луне. То есть, какая-то часть излучения, рассеиваясь, светит как-бы со всего небосвода, со всех сторон. Это явление и делает тени синеватыми, что особенно хорошо видно зимой, когда тени ложатся на снег. Там, где теней нет, глаз воспринимает снег, как белый. Но там, где они есть, появляется неустраняемая глазом синева. Это и есть «свет неба».
    Вторая ошибка как раз и заключается в том, что этот свет не учитывают при обработке. Когда мы тянем Saturation вверх, часто добавляя синевы к небу, то часто забываем о том, что синевы прибавляется и в тенях (кроме того - в воде и других синих объектах, что не так критично). Получается такая вот картина:



    Термоядерно-синее небо, которое хоть и красиво, но ломает глаз. Небо ниже на фотографии куда ближе к оригиналу:



    В квадратиках приведен усредненный для этого квадратика цвет. Можно заметить, что цвет на первой фотографии куда темнее типичного небесного 0-125-255, а на второй уже ближе к нему, хоть синева и получила немного красного канала. В целом вторая картинка выглядит натуральнее первой как раз за счет более светлого неба, которое придает фотографии больший объем. Насыщенное синее небо выделяет белые ветви, но в то же время, на мой взгляд, сжимает картинку, акцентируя внимание именно на ветках. На втором снимке, где небо светлее, такого явного акцента нет, чем она и выигрывает помимо более корректного синего неба.
    Ну, а теперь о тенях, которые подсвечиваются этим самым синим небом. Надо заметить, что синие цвета вообще очень легко вылетают за пределы цветового охвата, так называемый гамут. И если в adobeRGB охват расширен в сторону синего, то в sRGB, которым большинство пользуется по умолчанию, синий, близкий к гамуту и выходящий за него, начинает рваться, появляется определенная постеризация в канале синего.
    Вообще, борьба с синеватой дымкой на фотографии - это притча во языцех для всех, кто фотографирует. Для этого даже выпускают фильтры, рекомендуя носить их всегда накрученными на объектив. Не скажу, что это всегда работает, но пусть лучше будет. При съемках горных и вообще пейзажей на самом деле может помочь. Итак, тени. Каждое ниже следующее фото кликабельно: На художественную ценность данные фотографии не претендуют. Только на техническую.



    Слева направо: оригинальное изображение, более близкое к тому, что было на самом деле. То есть, небо не такое уж и синее. В тот день уже дело было ближе к вечеру, воздух подернулся дымкой и было много дыма от труб. Наверное, максимум, чего я хотел бы добавить, это чуть-чуть увеличить насыщенность неба. Желтый оттенок камня я предпочту сохранить, так как он и был причиной фотографии.
    На второй фотографии я просто увеличиваю насыщенность снимка только в тех тонах, которые прилежат к цвету неба, то есть - во всех синих. И в результате получаю фиолетовые тени, каких на самом деле явно не бывает.   Все потому, что тени изначально были уже далеко не бесцветные, хотя их цвет несколько насыщеннее оригинальных. Их нужно было бы просто обработать отдельно. Небо приобрело явный градиент, так как не все оно было более или менее равномерного оттенка. 
    На третьем снимке поднята насыщенность по всему снимку, а потом убрана в желтых оттенках просто выделением диапазона. В результате, как видим, камень остался чуть желтоватым, а тени хоть и перестали быть фиолетовыми, провалились в синеву и резко потемнели. Зато небо стало насыщеннее сразу все. То есть, выиграв в цвете неба, проиграли в цвете теней. Еще чуть подняли контраст, что обычно и делают.
    На выходе - мешанина цветов, посиневшие тени, фотография, лишенная всякой изюминки. Можно было бы оставить камень желтоватым, но это не спасло бы. Тени в данном случае, на мой взгляд, не делают картинку объемной, а рвут ее на участки, каждый из которых тянет на себя внимание. На первой фотографии все более аккуратно.
    Таким образом, когда мы работаем с цветом неба, нужно очень внимательно смотреть не только за тем, как ярко оно передается, но и за тем, как ваши изменения влияют на общую картину. Насыщенное небо может вызвать положительные эмоции своей насыщенностью, но совершенно задавить картинку в целом.
    Кроме того, небо влияет на цвет теней, которые обязательно провалятся в синеву, если вы не проследите за этим. Но, даже обработав тени отдельно, вы рискуете получить картинку с рваным цветовым решением. Яркое синее небо и бледные, почти бесцветные тени.
    В конце сего сумбура повторю то, что сказал в начале: работа с синим цветом в пространстве RGB - это весьма неоднозначный процесс, так как синяя доля цветового охвата глаза человека в RGB представлена плохо.
    epoxyde: (Shegorath)
    Сколько штампов в современной фантастике? Пальцев надо много. Очень много. Но при этом штампы стали настолько привычны, что даже не вызывают никаких вопросов, будто так и должно быть. Пройдусь-ка я по ним расческой. Вот давайте по порядку:

    1. Про космос и то, что там нет гравитации, сказано много. Корабли должны как-то имитировать притяжение, иначе экипажу будет несладко. В космосе нет сопротивления воздуха, поэтому объекты движутся там без замедления. Маневрировать в космосе сложно на двигателях, тяга которых проходит вдоль оси, если эти двигатели не с отклоняемым вектором. Но двигатели химические неэкономичны, других эффективных пока нет. Тактика боя в космосе еще никому неизвестна. Есть даже мнения, что в космосе воевать не будут. В общем, этот штапм, как и тот, что в космосе нет звука, всем известен.

    2. Пришельцы обязательно хотят нагнуть Землю. Причем, часто - просто выпилить всех и использовать полезные ископаемые. Будто космическая цивилизация не может заниматься добычей ресурсов где-то, где нет разумной жизни. Обязательно нужно затевать войну. Вопреки этому теоретики (фантасты и ученые) считают, что цивилизация, достигшая уровня межзвездных полетов уже сама по себе достаточно зрелая, чтобы не вступать в конфликты по своей инициативе. Любая развитая культура ищет мирное решение конфликтов.

    3. Из второго вытекает третье: пришельцы по какой-то причине всегда технологически на много порядков опережают землян, обладают неким вундерваффе, которое полностью превосходит все образцы земного оружия, которое пришельцев не берет вообще. Однако, таблица элементов везде одинакова, никаких гипотетических элементов более не существует. А кинетический снаряд (пуля, ядро, орудийный выстрел и пр.) пробивает любой материал в зависимости от его толщины и прочности с разной эффективностью. Но выстрел танкового орудия наверняка без особого труда пробьет любую защиту пехотинца, если она не метровая. Но тогда какой это пехотинец? Это уже минитанк. Вездесущие в фантастике силовые поля - это фантастика. Если пули, скажем, 7,62 или 9 мм проминают броню, но не пробивают, берем оружие калибром покрупнее и лупим вражину. Вряд ли кому-то придется по душе снаряд калибра 23 мм, например.

    4. Техника пришельцев тоже должна каким-то образом ломаться. Корпус должен пробиваться каким-то калибром, механизмы - выходить из строя, а проводка - рваться. Механизмы ходячие крайне непрактичны. В случае войны они только создают проблемы. Для этого дела больше подходят летающие и колесные (гусеничные) машины. Ходячую машину легко уничтожить или, по крайней мере, вывести из строя. Но неломаемой техники нет. Хороший фугасный, кумулятивный или осколочный снаряд произведет некоторые весьма ощутимые повреждения. Технику делают из металлов, пластик не годится, других технологий сложно представить, не смотря на их обилие в научной фантастике. Поэтому мины тоже будут весьма кстати, особенно магнитные.

    5. Снова про технику. Не бывает супербронированой техники, которая была бы быстрой, маневренной и неуязвимой. В любой боевой машине ищется компромисс между этими тремя характеристиками, плюс огневая мощь и боезапас. Пока не изобретены фундервафли типа магнитных щитов, нанопокрытий и прочих удивительных вещей... техника любой цивилизации крутится вокруг этого уравнения. Поэтому любая техника может быть уничтожена другой, более мощной, маневренной или защищенной.

    6. Теперь не про пришельцев. Роботы. Ну почему роботы всегда двуногие, прямоходящие? Совсем непрактично. Боевой робот на двух ногах немногим эффективнее живого пехотинца. Даже не смотря на то, что такой пехотинец чугуниевый, его механизмы легко повредить, а бронированного болвана легко отличат от человека и применят по нему бронебойную артиллерию, против которой, как уже говорилось, нет приема. Робот типа танка или самолета эффективнее. Можно еще тачку на шасси кроссовера. Там и боезапас побольше, и брони повесить можно прилично. Человекоподобный робот нужен лишь для внедрения в среду противника и совершения диверсий.

    7. Допустим, что двуногие роботы необходимы, но в фильмах с ними поступают вообще ужасно в угоду зрителю. Самое первое, что бросается в глаза - расположение центрального процессора в «голове». Там же расположены и органы чувств, синтезаторы речи и прочая, прочая. Зачем? чтобы отделением головы от корпуса робот выводился из строя? Логичнее поместить процессор и все оборудование внутрь корпуса, скажем - в районе груди, там, где можно все это защитить толстой броней (скажем, броня толщиной в три-четыре сантиметра неплохо держит даже крупный калибр). А светящиеся глаза - это вообще песня. Глаза у робота обязательно должны светиться и выдавать его с потрохами.

    8. Интерфейс. У робота обязательно должен быть интерфейс в органах зрения. Прицелы, дополнительная информация, картинки, карты и прочее. Все это выводится в режиме реального времени и очень полезно самому роботу, а зрителю доставляет эстетическое удовольствие. Не совсем понятно только, зачем самому роботу этот интерфейс. Его бортовые системы наведения, например, взаимодействуют друг с другом без графических интерфейсов. Интересно и то, что очень редко роботы видят в человеческом диапазоне спектра, чаще всякая экзотика. В этом отношении Лукас всем дал прикурить: не смотря на обилие роботов в его саге, нам их интерфейсы не показывают. Верно поступил.

    9. А особенно умиляет, когда прямоходячие двуногие роботы оснащаются встроенным оружием. Кончился боезапас - и все, гуляем, деремся в рукопашную. Логичнее вооружить робота хотя бы оружием со стандартным калибром, чтобы робот смог сам пополнять боезапас на поле боя. А еще логичнее дать ему что-то подобное кистям рук, чтобы робот смог использовать любое оружие, какое найдет.

    10. Хорошо, роботов размазали. Теперь про пришельцев, какие они есть. Если пришельцы разумные, то тут все более или менее нормально. Это двуногие прямоходячие товарищи, которые думаю головой и пользуются всеми благами цивилизации. Порой не совсем привычного вида, но в целом все антропоморфно. Хуже, когда разумные пришельцы корячатся на всех конечностях, обладают жопой, встроенной в голову, глазами на длинных тонких стебельках, сидящих на пузе или лапах. Еще хуже, когда пришельцы вообще бесформенны и пользуются экзоскелетами. Хотя, такое в результате длительной технической эволюции, видимо, возможно.

    11. Пришельцы часто имеют организацию по типу муравьиного гнезда. Все ничего, но когда это гнездо додумывается до межзвездных перелетов - все. Не может такая организация родить вообще какую-то технику. Тем более - перебраться на другую планету. А вот захватить чью-то технику - вполне возможно и использовать ее по назначению до тех пор, пока техника не развалится. Поэтому суперразвитые осиные гнезда - это не та тема.

    11. Самый жесткий ахтунг начинается с неразумными или полуразумными. Тут фантазия гуляет из угла в угол, а авторы и художники употребляют психотропные вещества. Существа обязательно охотятся на людей, едят их и заготавливают впрок. Неразумные твари обязательно скользкие и буквально замазывают все слизью. А вы часто видите лягушку, которая ошивается в паре десятков километров от водоема, посреди пустыни и при этом еще ведет активный образ жизни? Любое существо, которое покрыто слизью, автоматически нуждается в большом количестве воды, а еще лучше - должно жить в ней.  Ну, периодически вылезать из нее и, вполне возможно, употреблять в пищу ученых, солдат и прочих. Но где-то вдалеке от воды оно быстренько загнется, так что сюжеты с некой тварью, которую находят по слизи и которая много дней терроризирует, скажем, космический корабль - это сказки.

    12. Неразумное существо не может быть хитрее человека. Тише и быстрее - да. Может, лучше вооружено зубами и когтями, но отсутствие мозгов не позволяет ему использовать сложную тактику, поэтому команда корабля, если не бухает всю дорогу, даже с ведрами и метлами легко завалит любую тварь, которая ошивается на борту, ведь у твари должны быть сравнительно небольшие размеры. Сюжеты, в которых ящерица планомерно выпиливает несколько человек, не будучи обнаружена - сказка.

    13. Ну, продолжим по мере поступления.
    epoxyde: (Shegorath)
    Думаю, не секрет ни для кого, что президент и его аппарат управления снискал себе в последние полгода дурную славу. Целая череда весьма спорных законопроектов, которые сначала долго мурыжили в стенах государственной думы, потом отправляли на доработку и снова возвращали, была принята. Как ни старались прикрыть эти законы скандалами и прочей шумихой, они из поля зрения интернет-общественности не выпали. Весьма жестко эти законы были оценены практически каждым, кто сумел до них добраться. К новому году ситуация усугубилась на фоне магнитской неразберихи. Правительство не смогло адекватно отреагировать, чем лишило себя еще нескольких баллов одобрения. Как итог, сложилась интересная ситуация.
    На мой взгляд, Путин сейчас теряет поддержку в российском среднем классе, то есть - среди тех людей, которые, по сути-то, и привели его на пост президента все три раза. Я рискну отнести к среднему классу еще и учителей, преподавателей вузов, научных работников, инженеров и всех, кто занят в интеллектуальной сфере. Именно они дали Путину и его правительству шанс. Но сейчас действия президента и правительства никак не соответствуют его заявлениям, поэтому средний класс начинает отворачиваться от власти. Это весьма щекотливая, если не сказать - опасная ситуация. Те, кто ниже среднего класса, уже давно не выказывают никакой поддержки власти. От части потому, что им и дела нет до политики (кто-то пьет, кто-то выживает), от части - по причине разочарования. То есть, сейчас Путин может опираться только на крупный бизнес, гос. монополии, олигархат и прочих подобных. А они диктуют политику оптимизации всего и вся. Казалось бы, хорошее начинание, стоит работать. Но оптимизировать по-русски получается плохо. Везде эта оптимизация делает только хуже. Результатов положительных очень мало. Поэтому внешне нам являются скандалы, разборки между своими, борьба с коррупцией и все прочие атрибуты нынешней обстановки в стране.
    Видимо, в ближайшее время Путин должен принять, наконец, решение - задавить все недовольные возгласы и следовать дальше своим курсом узурпации власти, к застою и диктатуре, либо повернуться лицом к своим избирателям и признаться в том, что созданная им система никак не соответствует поставленным задачам. Проколы даже искать не нужно. Каждый в стране знает про откаты, взятки, проблемы в ЖКХ и прочем, прочем, прочем. Тогда Путину придется сложить с себя полномочия. Вполне вероятно, что это будет очередным спектаклем, но тут уж как получится.
    Вторым звонком для Путина должен был стать протест против закона «Димы» в его же собственных министерствах. Это весьма серьезное заявление о том, что в случае дальнейшего следования взятым курсом президент может вместо дутой оппозиции на площадях и в интернете получить реальную внутри министерств. А это уже вотум недоверия власти, так как министерства по определению не должны быть в оппозиции. Интересно будет посмотреть, как дальше сложатся их отношения с президентом. Путин может сыграть своими известными приемами: раскрутить несколько скандалов, уволить людей, заменить их своими. Зато становится ясно, почему не возбуждаются реальные уголовные дела против тех, кого уже сместили. Нельзя садить того, кто в курсе маневров, иначе можно создать себе сильного противника. Лучше пусть свободно выедут из страны и живут тихо.
    Вот тут интересной становится личность Шойгу. Став министром обороны, Шойгу получил в свои руки очень сильную карту. В МО Шойгу приняли тепло и возлагают на него большие надежды. Теперь ему нужно только выполнить те обязательства, которые к нему перешли и пообещать еще немного и тоже выполнить, как весь высший командный состав встанет на его сторону. Вряд ли у президента хватит смелости идти против мнения генералитета, ведь традиционно в России военные очень сильно влияли на политику. Путину нужно играть осторожно, так как Шойгу популярен не только в армии. У него, в общем-то, есть своя армия - это МЧС. А к нему приписаны и находятся в ведении немалые вооруженные силы. Все они преданы Шойгу. Разыграть эту карту Шойгу сам не решится, а вот генералитет может больно надавить на самолюбие Путина, даже если сам Кожугетович будет против. Впрочем, и Путин вряд ли захочет тревожить военных.
    Последний гвоздь может загнать начатая реформа образования всех уровней, от начального, до высшего. Под шум скандалов там много чего собираются реформировать, при этом практически все моменты реформы не нашли поддержки у работников образования и студентов. Студенты - народ вольнодумный, глупый, но это только полезно. Конечно, нужно сделать солидную скидку на традиционную русскую лень и долгое запрягание саней. Вряд ли в ближайший год стоит ожидать каких-то волнений, но все может быть. Режим сейчас далеко не на пике своей формы и популярности, давно известны все его больные места, но никто не торопится их лечить, наоборот, кому не лень, стараются подсосаться к кровоточащим ранам. В общем, ждем, что будет. Советую внимательно наблюдать за действиями и словами Медведева. Он - хитрый человек и вряд ли полностью разделяет позицию Путина. Не смотря на все проколы, Медведев прогрессивный политик, ему чужда идея застоя, к которому ведет страну нынешний президент.
    Кстати, через год сработает хорошая лакмусовая бумажка - олимпиада в Сочи. Если после нее не произойдет смены курса, если все также будут расти цены на товары и услуги, можно будет смело объявлять вотум недоверия всей власти.
    epoxyde: (Shegorath)


    Это тот самый аэродром, где базируется пилотажная группа «Русские витязи», которые летают на Су-27, Су-35 и других самолетах ОКБ Сухого. На снимке, кстати, хорошо видно, что 5 самолетов имеют горизонтальное переднее оперение. Это модификации Су-27 (Су-27М или Су-30). Все 11 самолетов в парадной раскраске, но, тем не менее, они не предназначены только для показательных полетов. В случае необходимости на них может быть смонтировано вооружение, как на обычный штатный самолет.
    epoxyde: (Shegorath)
    Порой на глаза попадаются отзывы о себе любимом от людей, которые так или иначе засветились в моем прошлом. И дело не в том, что я сам копаюсь в этом прошлом (б-р-р-р, упаси меня от этой участи), а кто-то пришлет ссылку, мол, на вот, посмотри, что о тебе пишет имярек. Бывает, засветится человек в списке гостей или даже сам чего напишет, добавится во френд-ленту, а потом удалить или времени нет, или просто лень побеждает. Да что говорить, много всяких путей притока таких вот историй стало. А за последние полтора года я еще прижил себе (не)доброжелаетелей с непонятным мне статусом. Вроде бы ничего плохого человек мне лично не делает, но постоянно транслирует мне события из жизни тех, с кем в прошлом (не)посчастливилось пересекаться более, чем на уровне «привет-привет». Если честно, то из всего прошлого жалею только об одном. Больше ни о чем. Поэтому никакой выраженной отрицательной эмоциональной нагрузки такие входящие блоки информации для меня не имеют. Наоборот, весьма поднимают настроение.
    Читаю я такие посылки и отметки для себя ставлю на пробирке, куда стекает желчь авторов. В этом смысле с меня ни капли желчи еще не упало. Видимо, какое-то нарушение в функционировании психологической печени. Зато чужая заполнила уже не одну пробирку. А я даже не могу представить себе, с чего бы это. К каждому фрагменту прошлого отношусь, как к хорошей, но скучной книге, перечитывать которую и писать сочинения на тему «отношений Наташи с Пьером» не просто нет желания, а я лучше выйду из класса. Правильно про меня иногда говорит одна моя однокурсница: ты человек мягкий, но практически несжимаемый. То есть, от каких-то внешних воздействий никакого значимого эффекта не достигается. Я вот задним-то умом понимаю, что все, что я читаю, написано и для меня в том числе с целью как-то задеть за живое. Но вот не продавливается.
    Вывод такой: если вы оказываетесь в такой ситуации, нужно постараться понять того, кто сквернословит о вас. Это не попытка сделать вам больно, это попытка сделать себе хорошо. Так пусть сделают. Вам-то от этого хуже не будет. Хорошо, когда всем хорошо.

    Profile

    epoxyde: (Default)
    epoxyde

    February 2017

    S M T W T F S
       1234
    5 67891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728    

    Syndicate

    RSS Atom

    Most Popular Tags

    Style Credit

    Expand Cut Tags

    No cut tags
    Page generated Jul. 22nd, 2017 02:42 am
    Powered by Dreamwidth Studios